Трагедия на эскалаторе станции метро «Авиамоторная» 17 февраля 1982 года

Какая-то дико непопулярная история что в советское, что в нынешнее время; вот случайно наткнулся, надо бы сохранить.

Наше метро — лучшее в мире! Вряд ли кто-нибудь из тех, кто оказался на станции «Авиамоторная» за 1–2 минуты до 5 часов вечера 17 февраля 1982 года, вспоминал этот расхожий лозунг. Но они об «этом» знали и потому без страха вступили на эскалатор № 4. Если бы они только догадывались, что ждет их впереди…

Взбесившаяся лестница

Пассажиры, спускавшиеся на эскалаторе, почувствовали, что правый поручень начал останавливаться, тогда как лестница, наоборот, увеличивает скорость. В нижней части эскалатора поручень слетел с направляющей и провис. Сработало блокировочное устройство, и отключился электродвигатель главного привода. Но рабочий тормоз не смог остановить эскалатор. Под тяжестью пассажиров, чей суммарный вес составлял около 12 тонн, возникло ускоренное движение лестничного полотна. В таких ситуациях вступает в действие аварийный тормоз, но в данном случае он бездействовал. Дежурный поступил по инструкции и попытался остановить эскалатор с пульта. Тщетно. Выскочив из кабины, дежурный бросился к балюстраде, повернул рукоятку аварийного тормоза — результат тот же. Люди, ехавшие вниз на параллельном эскалаторе, улыбались: мол, быстро едете! Но тем, кто оказался на «взбесившейся» лестнице, было не до смеха. Один из пассажиров (потом выяснили его фамилию — Марфин) бросился бежать вверх, но стоявшие люди мешали ему. Он споткнулся и упал. Облицовочные щиты ограждения, сделанные в угоду экономии из хлипкого 3-миллиметрового пластика, треснули. Обнажились металлические ролики, стойки… Руку упавшего затянуло под ступени. Скорость эскалатора все увеличивалась. Под сводами раздавались истошные крики, перекрывающие зловещий гул моторов. Кто-то ухватился за фонари-столбики и повис на них, но большинство осталось на несущемся вниз лестничном полотне. У схода с эскалатора образовалась «куча-мала», около сотни человек не смогли удержаться на ногах и падали друг на друга, загораживая проход. Один из очевидцев и участников трагедии М. Миронов позже рассказывал: «Я влетел в эту кучу, упал и оказался в самом низу. Меня тащило в сторону звеньев «гребенки», обдирая спину. Правая нога попала под балюстраду, потом я почувствовал, как она сломалась… Перелом был открытый, я протянул руку и нащупал острый край кости».

«Вечерняя Москва»

30 лет будет в новом году, как-никак…

Трагедия длилась 110 секунд. Весть о катастрофе разнеслась по городу мгновенно. «Вечерка» – чуть ли не единственная из газет – опубликовала лаконичное сообщение, в котором отмечалось, что «среди пассажиров имеются пострадавшие». Молва, подогретая «вражескими голосами», наводнила Москву сотнями трупов. Лишь через девять месяцев, на заседании Верховного суда РСФСР, было названо точное число жертв: 8 погибших и 30 раненых. Расследование установило, что утром того дня машинист опробовал злополучный эскалатор с замером тормозного пути. Результаты оказались удовлетворительными. Но в декабре 1981 г. на всех эскалаторах «Авиамоторной» установили тормоза новой системы, мастер же производил регулировку по старой инструкции, так что все четыре эскалатора станции эксплуатировались фактически неисправными. Более того, 40 новых эскалаторов Калининской, Калужско-Рижской и Горьковско-Замоскворецкой линий, изготовленные Ленинградским объединением «Эскалатор», имели серьезные конструктивные недостатки, и в конце концов Госгортехнадзор СССР запретил их выпуск. Но ведь надо было что-то делать с действующими! Их латали… Где тонко, там и рвется! «Порвалось» на «Авиамоторной».

2.00 avg. rating (45% score) - 7 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: Цитаты