Заключительное слово Андерса Брейвика на суде или снова о толерантности

Возвращаемся в информационное поле Земли. А задели меня на этот раз слова человека, заклейменного мировым сообществом™ «невменяемым», «психопатом» и «террористом»; имя ему Андерс Брейвик — да, тот самый, который устроил массовый расстрел на острове Утойя в прошлом году.

И если на первый взгляд деяние казалось совершенно необъяснимым и многие люди даже не хотели давать осужденному слово, то теперь, когда слово все-таки дали, к мотивам произошедшего стоит прислушаться. Оговорюсь заранее: я не согласен с формой протеста, приведшей к стольким смертям, однако доводы заключенного показались мне если не убедительными, то как минимум небезосновательными. Предлагаю ознакомиться с переводом «заключительной речи», постоянно держа в голове следующую фразу Брейвика: «История показывает, что иногда необходимо действовать варварски, чтобы предотвратить варварство гораздо больших масштабов».

Как я уже объяснял – в частности, 17 апреля, – европейская демократическая политическая модель не работает. Я буду продолжать настаивать на том, что необходима кардинальная смена руководства в Норвегии и Европе.

Процесс начался после Второй мировой войны. В 60-х годах Рабочая партия решила предоставить вид на жительство большой группе пакистанцев, которым было отказано во въезде в Финляндию, и которые прибыли в Норвегию по туристическим визам. Это стало началом норвежского мультикультурного эксперимента. Рабочая партия решила, что Норвегия должна последовать примеру Великобритании, с её массовой иммиграцией из Азии и Африки.

Я уже много говорил о цензуре, издевательствах и преследованиях, которым подвергаются культурные консерваторы и националисты после Второй мировой войны, и не буду сейчас останавливаться на этом. Рассмотрю лишь некоторые ключевые моменты.

Основной характерной чертой является то, что имеет место политическая дискриминация. Неправительственные и молодёжные организации, исповедующие принципы культурного консерватизма, не получают никакой поддержки. Пожалуй, единственным изданием в Норвегии, выступающим с позиций культурного консерватизма, является газета «Norge IDAG» («Норвегия сегодня»), которой в 2009 году было отказано в получении государственной субсидии для прессы. После 22 июля финансирование HRS было сокращено в 2 раза за их высказывания в духе культурного консерватизма. И это при том, что данная организация вообще не имеет со мной ничего общего. В последние 20-30 лет активная государственная поддержка оказывается леворадикальным организациям – таким как «Blitz», «Служить народу» («Tjen Folket»), «Антирасистский центр» («Antirasistisk Senter»).

Часть сборника я посвятил рассказу о разрушении моральных ценностей, начавшемся в Норвегии с 1968 года. Существуют серьёзные проблемы в этой сфере. Сегодня в Норвегии продвигаются идеалы, которые очень вредны для страны и чрезвычайно губительны для нашего будущего. Когда дело доходит до венерических заболеваний и сексуальной революции, это является острой проблемой для Европы. Утверждается идеал, что следует заниматься сексом с как можно большим количеством случайных партнёров, и вместо пропаганды семейных ценностей идёт их разложение, делается упор на то, какие проблемы связаны с семейной жизнью. Например, продвигаются идеи «Секса в большом городе», где Саманта и Кэрри на протяжении 100-200 серий занимаются сексом с сотнями мужчин. Вот те идеалы, которые сегодня в почёте.

Антидемократические силы, управляющие нашей страной, кажется, чего-то ждут – это видно по новым мерам контроля, принятым ими, по проводящимся учениям в рамках сценария произошедшего. Однако они утверждают, что не сделали ничего такого, что могло вызвать подобную обратную реакцию. Вполне возможно, что многие люди, связанные с партией власти, даже верят в это. Поэтому перспектива для нашей страны кажется весьма мрачной.

Проблема Рабочей партии не в её коммунистическом прошлом, а в том, что она не хочет брать на себя ответственность за собственные действия. Секретарь партии Раймонд Йохансен, оправдывая иммиграционную политику, сказал, что они связаны международными соглашениями – вместо того, чтобы заявить, что они сознательно хотят изменить Норвегию в этническом и культурном отношении.

Раймонд Йохансен достаточно умён, чтобы знать, что Япония и Южная Корея испытывали такое же давление со стороны ООН насчёт проблем беженцев и вынужденных переселенцев. Япония и Южная Корея научились говорить «нет». Они не хотят, чтобы их страны использовались как свалка и инкубатор для второго или третьего мира. Политическая модель Японии и Южной Кореи свидетельствует, что страны, сказавшие «нет» массовой иммиграции, в долгосрочной перспективе будут сильнее, чем те, что открыты для такой иммиграции.

Нас ожидают крупные этнические, культурные и религиозные конфликты. Именно они привели к 22 июля. К нему привела политика Рабочей партии и министерства иностранных дел. Будь у них хоть немного честности, они бы признались, почему потворствуют массовой иммиграции. Рабочая партия делает это потому, что хочет разрушить норвежскую культуру. Другими словами, у них точно такие же планы, как у социал-демократов в Швеции, Дании, Германии и Великобритании.

Ещё один момент, о котором я ранее не говорил. Это культурная ненависть к самим себе. Норвежское общество страдает от серьёзного культурного психического заболевания, которое выражается в презрении к самим себе за собственные норвежские идеалы. Этот коллективный психоз объясняется десятилетиями культурного марксизма.

Хорошим примером является участие Норвегии на «Евровидении» в последние годы. В 2009 году мы доверили представлять страну белорусскому иммигранту. Само по себе это неплохо, если мы изредка позволим беженцу представлять нас на конкурсе. Однако что же происходит? Через два года, победив в зрительском голосовании, на «Евровидение» едет Стелла Мванги с африканской песней. Это издевательство и серьёзная провокация для тех норвежцев, которые придерживаются культурно-консервативных взглядов. Что делает Норвегия, выбирая беженцев в качестве своих послов? В стране что, не хватает норвежцев, или же они ненавидят сами себя? В этом году на «Евровидении» от Норвегии выступал беженец из Ирана. Это оскорбление для всех норвежцев.

Многие страдают от культурного отвращения к самим себе и нуждаются в немедленном лечении. И лекарство в этом случае одно – больше национализма.

Почему борьба за свои права коренных народов Тибета, Боливии и других стран поддерживается, в то время как борцов за права европейцев называют «расистами»? А ведь суть борьбы та же самая – это борьба против этнического и культурного уничтожения. То, что их поддерживают, а нас преследуют, воюют с нами как с «болезнью» – это незаконно и несправедливо.

Мулла Крекар, которого мы хотели вызвать на этот суд в качестве свидетеля защиты, один из немногих мусульманских лидеров, который честно признаётся в стремлении исламистов захватить власть в Европе. Он как-то сказал: «В Дании напечатали антиисламские карикатуры, но в результате поддержка ислама продолжает расти. Вам так и не удалось изменить нас. Это мы собираемся вас изменить. Посмотрите на население Европы, где мусульмане размножаются, как комары. На каждую европейскую женщину приходится 1,4 ребёнка, а на каждую мусульманку в тех же странах – 3,5 ребёнка».

Я также хочу напомнить вам слова Муаммара Кадаффи, который в 2007 году сказал: «Есть все признаки того, что Аллах дарует нам победу в Европе, даже без меча. Нам не нужны террористы и шахиды – миллионы мусульман в Европе превратят её в мусульманский континент в течение нескольких десятилетий».

Заключительное слово Андерса Брейвика на суде или снова о толерантности

Что тут добавить? Только сухих фактов статистики:

Примеры документально подтверждают, как на практике ведётся исламская демографическая война. В 1900 году в Косово было 60% христиан. В 1913 году этот показатель составил 50%, в 1925 году – 25%. В 1948 году там было уже 72% мусульман, а в 1971-м – 79%. В 2008 году, после натовских бомбардировок наших сербских братьев-христиан, в Косово было 93% мусульман. На то, чтобы Косово из христианского стало мусульманским, потребовалось всего 100 лет.
В Ливане в 1911 году доля мусульман составляла 21%. Сегодня – около 80%.

Это демографическая война. Война, ведущаяся против Европы и Норвегии.

От этого страдают не только христиане.
В 1941 году в Пакистане было 25% индусов, в 1948-м – 17%. Сегодня там менее одного процента индусов. Такая вот пакистанская терпимость к инакомыслящим.
В 1941 году в Бангладеш было 30% индусов, сегодня их менее 8%.

Посмотрите на темпы демографического роста мусульманских стран. В 1951 году в Пакистане проживало 33 миллиона человек, сегодня, всего 60 лет спустя – почти 200 миллионов. По официальной версии, коэффициент рождаемости составляет 3,58, но это, конечно, обман.

Для успокоения общественности СМИ любят писать, что большинство мусульман поддерживают демократию, но это неправда. Университет штата Мэрилэнд провёл исследование, в ходе которого опросил 4000 мусульман. 65% из них заявили, что хотят объединить все мусульманские страны в халифат и выступают за строгое соблюдение шариатских законов.

И далее идет сравнение случившегося теракта и жертв законодательства:

Адвокаты потерпевших ранее назвали меня убийцей детей. Но известно, что средний возраст погибших на Утойе составляет более 18 лет, даже если исключить взрослых. Средний возраст солдат, участвовавших в мировых войнах, составлял 18 лет. Многим из наших солдат в Афганистане 18 лет. Значит ли это, что мы отправляем на войну детей?..

Власти сами виновны в массовом детоубийстве в больницах по всей стране – тысячи детей погибают каждый год в результате абортов. Мусульмане не признают аборты, потому что шариат не позволяет. Так что Рабочая партия, принявшая закон об абортах, виновна в массовых убийствах, в то время как оправдывает иммиграцию низкой рождаемостью. И норвежские власти будут продолжать убивать норвежских детей.

Судьи, сидящие сегодня здесь, могут судить меня, как им угодно. Но им необходимо помнить, что история осудила тех предвзятых служителей Фемиды, что работали на гитлеровскую Германию. Так же история будет судить судей и в данном случае.

История покажет, не был ли осуждённый человек тем, кто пытался остановить зло нашего времени. И история показывает, что иногда необходимо действовать варварски, чтобы предотвратить варварство гораздо больших масштабов.

Источник

И затем предложение подсудимого относительно ситуации в его стране, но нас это мало интересует, несмотря на всю схожесть политических и социальных проблем.

Ну и скажите на милость, где этот «невменяемый» наврал, в чем приукрасил или исказил данность? Что, исламский мир агрессивно не захватывает все новые и новые территории, насаждая свои «ценности»? Что, правительства не угнетают своих же граждан в угоду полумифической толерантности? Что, малограмотный поток иммигрантов не повышает несоразмерно прибытию уровень преступности в месте пребывания?! Да повышает еще как. Да, судьи, разбирающие уголовные дела в РФ и дающие славянам «разжигание», а кавказцам в аналогичной ситуации обычную «бытовуху», служат против своего народа. Да, вклад правителей, потворствующих подобному положению дел, со временем будет пересмотрен в правильную сторону и выводы будут сделаны соответствующие.

5.00 avg. rating (95% score) - 3 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: Цитаты