«Валить отсюда надо», часть 5. Как скорая помощь «стремится» нам помочь

Про медицинское обслуживание было написано уже достаточно; ровно неделю назад я получил еще одно свидетельство преступной халатности врачей на собственном примере. Несмотря на прошедшее время я помню тот вечер очень хорошо — слишком сильно врезалась в память злость на ситуацию.

Как скорая помощь стремится нам помочь

Итак, в наступавших сумерках я проходил по не очень знакомому мне району Москвы, возвращаясь в более родные края. Шел я пешком от ж/д станции, минуя заметную и оживленную автобусную остановку. Пройдя мимо нее и огибая большую спортивную площадку с высокими бортами (это важно), я заметил фигуру, лежащую лицом вниз в снег. Большинство людей здесь, конечно, ничего не видели: тому способствовали и борта, и место, куда идут чтобы сократить дорогу через дворы, однако я не думаю, что был первым, кто заметил тело человека.

Пацаны играли в футбол внутри площадки, двое ребят курили ближе к остановке, но довелось обратить внимание на мужчину именно мне; что делают сознательные граждане в подобных случаях? Правильно, осматривают ситуацию и как можно быстрее звонят в скорую помощь. Крови на месте я не обнаружил, но внешний вид человека был удручающим — он еле двигал потемневшими пальцами, ничего не отвечал и был без шапки. В это время я уже звонил в скорую (кстати, прямой номер с мобильного не работает — приходится набирать 112, затем слушать информатора и выбирать нужную цифру, что сразу же отнимает время); медслужба не торопилась мне отвечать — я стоял с трубкой у уха минут 5, слушая музыку а-ля «ожидание оператора у провайдера» или «звонок в бизнес-центр». Отметьте и это для себя, если не дай Бог вам понадобится обратиться к ним.

Стоять и слушать мне на определенном этапе надоело, помочь человеку я ничем не мог и окрикнул курящих просьбой о подмоге, параллельно все также держа телефон на связи. Пока они шли до места, я дождался ответа оператора (как работают некоторые диспетчеры на скорой, также уже было описано) и начал разговор. Первым делом сообщил о ситуации в целом, затем женщина номенклатурным тоном спросила адрес, на что я так и сказал, что здесь хожу редко и не знаю его. Мои попытки описать местность (точное название станции, остановка, большое поле одно такое в зоне видимости) не нашли должного отклика в черством мозгу сотрудницы службы, призванной помогать. ОНА ПРОСТО БРОСИЛА ТРУБКУ СО СЛОВАМИ: «ВОТ ИДИ И ВЫЯСНЯЙ ТОЧНЫЙ АДРЕС, А ПОТОМ ЗВОНИ».

К окончанию диалога подошли ребята; они узнали пострадавшего, оказалось, это местный пьянчуга из ближайшего дома. Они же попросили меня не звонить больше в скорую, типа сами там приведут его в чувство, поставят на ноги и доставят до подъезда. А я вот стоял и думал, что было бы, если бы ни я, ни кто-то другой не заметил бы тело? Это было вполне возможно в наступавших сумерках. Человек бы просто отморозил себе голову, лежа всю ночь головой вниз к снегу, и умер. А тут я, весь сознательный и правильный, проходил мимо и что-то предпринял.

По идее, специальные службы должны поощрять нормальное поведение, однако один этот звонок оставил такой осадок, что жить здесь не хочется еще больше; я ведь и раньше читал, как оно бывает, но вот столкнулся сам. Кто знает, чье бы тело так осталось лежать на ночь после какого-нибудь банального разбоя с ударом сзади? И многие бы захотели «вляпываться», стоять ждать ответа от скорой, потом еще терпеть тональность сотрудника «как же вы все надоели» и бросание трубки? Или просто прошли бы мимо, торопясь через темные районы по своим делам? А если дело происходило бы на пустыре или на окраине без адресов, что тогда надо было говорить, или вообще не приехали бы без точного направления «до дома»?

Не знаю вообще, к чему все идет… Итак редко из дома выхожу в такую погоду, так еще и подобные истории «находят» сами. Похоже, именно к этому нас и приучает дикая российская жизнь — «выживать, не оглядываясь по сторонам».

5.00 avg. rating (90% score) - 1 vote
comments powered by HyperComments

Рубрика: Колонка редактора