Как собеседование на работу привело в кабинет следователя прокуратуры.

Я пообещала ana_cat рассказать эту странную историю. Держу слово.

В сентябре 2010года я состояла на службе в госконторе по роду деятельности относящейся к правоохранительным органам. С корочками, «престижной должностью», смешной зарплатой и близящимися экзаменами на погоны.

Где-то к этому моменту во мне иссякли остатки терпения при виде новоприбывших из институтов и университетов молодых сотрудниц. В глазах их не светилась и крупинка интеллекта, но в анкете и резюме каждая обязательно указала «владение компьютером».  Ни желания учиться, ни элементарных навыков общения с компьютером, совершенно обязательных в их работе.
 Одна такая юная леди создавала ИТ-отделу хлопот столько же, сколько целый кабинет женщин за 50, которых мы неделю как пересадили за Linux’ы.
 А амбиций же там было…

 Долгое время прободавшись с начальством о необходимости обязательных «компьютерных курсов» с уверением, что готова взять на себя весь геморрой по их проведению, я бросила стучаться в двери.
…Но, вопреки законам развития сюжета, не полезла в окно, а отправилась устраивать основательный подкоп.

Это означает, что почти одновременно на два разных стола двух разных людей легли два разных заявления. Одно просило уволить меня по собственному желанию и отправилось на стол руководителю отдела (это увольнение само по себе еще та история с приключениями, но не разрешайте мне уходить от темы сейчас), второе же заявление гласило «прошу принять меня на должность младшего преподавателя программирования и информатики» и оказалось оно на столе зав. кафедрой одного из Кемеровских ВУЗов.

Я прошу еще несколько секунд вашего терпения. Эти 4 верхних абзаца совершенно необходимы как вводная информация перед основной завязкой.  

Нести разумное-доброе-вечное конечно здорово, положительно влияет на карму и всячески возвышает в собственных глазах…
Но имеет небольшой минус: зарплата половины ставки младшего преподавателя института – 2400 рублей.
Даже при условии моего возвращения к родителям под крылышко на такую сумму прожить нереально. Даже проезд этой суммой окупался бы не каждый месяц.

А это плавно подводит к тому, что нужна была работа с графиком, позволяющим почти каждый день присутствовать на парах, и при этом поддерживать светлые стремления на плаву некими материальными вливаниями.

В сети на заданный вопрос тут же нашелся вариант: контора, занимающаяся недвижимостью, расположенная в центре города, совсем небольшая, но с хорошим финансовым оборотом, ищет системного администратора на свободный график. Деньги предлагали не огромные, но меня вполне устраивающие. О собеседовании сговорились в тот же день. Девушка в телефонной трубке обрадовано просила приехать уже в течение дня. И с документами.
«На всякий случай».

Приезжаю.
В коридоре стоит несколько стульев и стол секретаря. За столом мило приветствовавшая меня девушка. На стульях пара мальчишек моего возраста. У каждого в руках куча бланков и бумаг.

— Прежде, чем пройти в кабинет кадровика, — говорит мне секретарь, – заполните, пожалуйста, эти анкеты соискателя.
И протягивает мне такую же как у парней пачку.

Сажусь с ними рядом и, не спеша, начинаю заполнять. Что-то во всем этом пахнет не так. Только не понятно что. И чем.

Первый лист анкеты совершенно обычный: ФИО, контакты, опыт работы, предыдущие места работы, образование, профессиональные навыки. Заполняю. Переворачиваю.
Следующий лист анкеты зачем-то просит ввести паспортные данные. Ах-ха! Разбежались. Откладываю ручку и глазами просматриваю анкету дальше.

Помимо паспортных данных потенциальные работодатели отчего-то желали знать также и мои данные страховки, и пенсионного.

Запах стал еще сильнее. Госслужба (при всей нашей с ней к друг другу взаимной несимпатии) привила мне нюх и привычку цепляться к каждой бумажке с персональными данными и мелкими шрифтами.

Я встала, положила анкету перед секретаршей с единственным заполненным листом. Девушка округлила глаза и потребовала заполнить до конца. На что я ответила, что уже очень хочу поговорить с непосредственно «работодателем» и вот, если «у нас с вами все срастется, вы и без этой анкеты эти данные получите».  

Парни посмотрели на меня сначала с непониманием. Потом один из них тоже встал и положил перед девушкой неоконченную анкету. В помещении стало явно жарче, но пар из ее ушей пока не валил.

Зато меня как-то очень быстро пригласили в кабинет к «кадровику», где другая девушка задавала совершенно дурацкие вопросы и не могла внятно ответить ни на один мой встречный.

— Какой у вас компьютерный парк?
— Парк? Не знаю… Небольшой. Мы потом всё вам расскажем. У нас есть кому все рассказать!
— Что входит в обязанности системного администратора у вас?
— Системного администратора? Ну… компьютеры. Провода! Чинить там…

Мое терпение лопнуло. Все это больше походило на плохую сценку из самодеятельности.
Я встала, улыбнулась и с неизвестно откуда появившимся озорством в лучших кинотрадициях бросила на прощание:

— Я подумаю над вашим предложением и, возможно, вам перезвоню.

Понятно было, что тут ничего не светит. На этом история для меня должна была и закончиться, но оказалось, что это была лишь «завязка».

Уже неделю спустя я сидела в новом кабинете с новыми коллегами и тихонько впитывала новые должностные обязанности и информацию. Я отчего-то жутко стеснялась и активно знакомиться не стремилась. Так и сидели в тишине.

И вдруг раздается звонок шефу отдела на сотовый. Он берет трубку, говорит несколько слов, подскакивает над стулом, хватает сумку и, громко матерясь, уносится в направлении выхода.

Возвращается спустя пару часов злой как черт, матерясь еще громче, и рассказывает такую историю:

Контора по недвижимости, центр города, предлагают подработку, деньги ему сейчас нужны очень, а работа плевая. С неделю назад он сходил на собеседование, заполнил кучу бумаг. Под конец заполнения что-то его насторожило или отвлекло, и он ушел, не поставив в конце подписи.
А сейчас он получил звонок из его пенсионного фонда, куда пришли бумаги, в которых он переводит все свои сбережения в другой, совершенно ему незнакомый, негосударственный пенсионный фонд. Девушка из государственного фонда не смогла разобрать одну циферку (слава почерку а-ля «курица лапой»!) в документах и потому позвонила ему, чтобы уточнить эту «детальку».
Естественно он ничего никуда не переводил. Просит отложить документы и говорит, что сейчас будет.
На месте оказывается, что это та самая «анкета», в которой стоит «его» подпись, явно очень коряво подделанная.
Он забрал эти бумаги, пришел в офис и сейчас пойдет в прокуратуру.
Выслушав все это, уточняю подробности и понимаю, что были мы в одной и той же фирме.
Хех, замечательный получился повод влиться в новый коллектив и завести диалог:)

Посовещавшись, решили, что с этим надо «в органы».
Меня захапал с потрохами боевой задор, мысленно я уже выступаю в суде свидетелем обвинения. А начальник уже убежал в прокуратуру. Благо, управление почти через дорогу.

Пришел он под вечер, расстроенный. В прокуратуре его выслушали и сказали: ну да, это явные махинации, и профиль наш, только… только знаете какими затратами денег и сил вам все это разбирательство обернется? Так что, давайте, мы сейчас сделаем вид, что вы нам ничего не говорили, а мы ничего не слышали, и разойдемся. И разошлись.

Хотя я бы уцепилась когтями. Но у меня документов с подделанной подписью на руках не было и максимальная роль в предстоящим спектакле была бы лишь свидетельской.

Вот так и закончилось это странное очередное приключение из серии «на мои вторые 90».

источник — thornnithornni 
[0 ссылок 70 комментариев 1650 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Источник: «Живой Журнал»
Опубликовано автоматически, мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: Обзор ЖЖ