Олеся Рябцева, Краем глаза: RIP

«Смерть — это величайшая иллюзия человечества. Когда мы живём — её ещё нет, когда мы умерли — её уже нет». Сократ.

Мы попрощались с Эдуардом Амросиевичем и Валерией Ильиничной. Это две разные истории, два разных человека, две разные смерти.

Похороны Шеварнадзе в Грузии — государственные, большие, с родственниками и иностранными делегациями, в соборе, с флагами, на весь день, с военным оркестром и речами правительственных лиц. С прощанием, которое длилось 6 дней. И с поминками, на которые вела красная ковровая дорожка. Все чинно, семейно. Именно семейно, потому что в Грузии семья она большая, национальная, общая.

Похороны в Сахаровском центре — скромные, камерные, с речами друзей и коллег, с огромной очередью из тех, кто хотел попрощаться с Новодворской. Тысячи цветов. Скрипка сына Фарбера. Все просто, скромно, потому что в России семья — это ты сам, три-пять людей вокруг тебя, которых ты сам и впустил в семью.

И никаких тебе толп из родных и близких. Или хотя бы тех, кто стоял плечо к плечу во время бунтов.

1293306 1293304 1293302

Почему для нас представляется абсолютно невозможным сказать человеку еще при жизни все то хорошее, что мы говорим на его похоронах.

Почему мы не готовы отказаться от своего отпуска и приехать почтить память умершего.

Почему нам проще написать пару слов в facebook, чем отпроситься на работе и поддержать тех, чья жизнь стала тусклее на одного человека.

Смерть застигает нас внезапно. Можно убеждать себя, что ты был готов: «он давно болел, я уже свыклась с мыслью, что он умрет». Можно каждый день думать о том, что когда-нибудь потеряешь близких. Или они потеряют тебя. Но подготовиться к смерти никогда не выходит. И никогда не получится. Я не говорю сейчас о великих тибетских монахах.

Нам с вами, с нашим собственничеством, лицемерием и эгоизмом сложно смириться с чужой смертью.

Мы плачем и страдаем, забывая, что человек делает гораздо больше, нежели просто умирает. Мы знали этих людей. И это уже счастье. Счастье, как и то, что он успел многое сотворить. Да, несомненно, каждый мог бы сделать еще больше. Но смерть есть смерть, это то, к чему нужно просто привыкнуть. Смириться. Не кичиться.

И, знаете, как по мне, смерть для умершего — не трагедия. Она трагедия только для тех, кто остался без него.

«Смерть — это величайшая иллюзия человечества. Когда мы живём — её ещё нет, когда мы умерли — её уже нет».

Спасибо Мартину за фотографии

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"