Татьяна Голяндрина, Очередные «почему»

Очередная порция вопросов.  Как и раньше, ответов не жду.

Почему мы так переживаем, что можем оказаться перед Америкой на коленях, но при этом уже стоим на коленях перед нашей полицией и чиновниками?

Почему голландские заключенные жалуются на аргентинского повара за чуть жестковатый стейк, а российские мечтают вернуться домой живыми?

Почему, когда я сравниваю войну в Чечне с войной на востоке Украины, мои соотечественники говорят, что это совершенно разные вещи?

Почему, когда я напоминаю про подводную лодку «Курск», родственники в России кричат в трубку, чтобы я прекратила вспоминать былые ошибки: все ошибаются даже президенты, при этом другие страны права на ошибку не имеют?

Почему, читая мои статьи, знакомые возмущаются, что я разжигаю ненависть и вражду между людьми, но при этом используют такие слова как: «Пиндоссия», «Хохляндия», «чурки», «уроды узкоглазые», «жиды» и.т.д.?

Почему антисемиты – это украинцы, но «жидовка поганая» слышу в адрес тех, кто не нравится, именно от россиян?

Почему нецензурные грубости в ответ на несогласие с Путиным – обычная демократия, а аргументированный текст российского экономиста, например, –  проплаченная грязь или «тупость великая»?

Почему вышедшие на Болотную – пятая колонна, а кремлевские коррупционеры, лишившие пожилых надлежащей заботы, а страну репутации – патриоты?

Почему стоять с антипутинским плакатом – стыдно, а материться в пьяном виде с георгиевской ленточкой на груди – высшее проявление патриотизма?

Почему в гейропе страдают дочери и родственники главных представителей власти моей страны?

Почему, испытывая к российским властям такую искреннюю любовь, вы не желаете спасти их членов семьи от этих страданий?

Почему на мотиваторе, призывающем россиян к патриотизму, не изображено ничего, кроме военных самолетов, тогда как мы везде кричим о своем духовном величии и интеллекте?

Почему Запад –  наш самый опасный враг, на территории которого бедность и разврат, но при этом все стремятся учиться и лечиться именно там?

Почему Iphone, как сказала Мизулина, – «орудие педафила», но многие россияне его покупают?

Почему, если США наш злостный враг, которого мы не поддерживаем, мы продолжаем пользоваться компьютерами, стоять в очереди за новой версией Iphone и ругаться на то, что нам отказывают в визах для поездок в США?

Почему писать о том, что в наших тюрьмах избивают и унижают женщин – непатриотическое свинство, а избиение и унижение женщин в тюрьмах – нормальные и вполне предсказуемые поступки?

Почему я получаю картинки со словами: «Родина, свобода, Путин. Отечество в опасности. Ты участвуешь в освобождении Родины?!», когда на Россию никто не напал?

Почему мы обижаемся, когда Путина сравнивают с Гитлером, при этом не возмущены новостями о том, что Волгоград хотят переименовать в Сталинград?

И последнее: Почему вокруг нас из года в год одни враги? Если завидуют, то чему?

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"