Александр Зеличенко, Приговор Удальцову

Я мало могу сказать хорошего об осужденных. Ну, да — неравнодушие, гражданская позиция, определенная принципиальность, личная смелость… Всё это прекрасные вещи. Но совершенно не достаточные для политического деятеля. Необходимые. Но не достаточные. Нужна еще, как минимум, способность различать хорошее и плохое.

Но в случае приговора все эти замечания теряют смысл. Потому что перед нами акт неправосудной расправы над политическими оппонентами — акт террора (в буквальном смысле — акт запугивания) по отношению к гражданским активистам.

Попытка еще раз пройтись в присядку по и так уже давно вытоптанной политической поляне — это еще далеко не самое неприятное здесь. И то, что это еще один акт растления судейского сообщества, демонстрация безнаказанности судей, какое бы смехотворное решение они ни вынесли, — это тоже еще не самое непрятное. Самое неприятное — что обществу послан еще один сигнал «Ложь — это правда». А кто не верит, тому будет сотворена шмась.

В приговоре есть оценки, которые смехотворны, которые судья может вынести только для того, чтобы сказать обществу: «Люди! Правосудием здесь и не пахнет!». Когда суд решает, что Развозжаев сам вернулся в Россию, чтобы раскаяться — это либо открытая издевка над согражданами: «Ну, и дебилы вы! Ну, и идиоты!! Если и в это верите!!!», либо крик души судьи: «Невиноватый я! Меня заставляют!! И не слушайте вы этот приговор — здесь всё туфта!!!».

Для любителей пофантазировать — если представить себе будущий люстрационный процесс, то такой приговор можно было бы рассматривать и как смягчающее обстоятельство — как попытку послать обществу правдивую весть. Но я, кажется, и сам размечтался…

Свобода слова не может быть неограниченной. Есть слова, которые должны быть из общественного обихода исключены. Если это слова ненависти к другому. Если это слова откровенной лжи. Есть много других слов, звучание которых должно быть приглушено. Без этого мы так и будем пускать пузыри в потоках злобы и глупости. И хотя наше правоприменение ужасно, но иногда стремление государства укоротить языки вполне оправданно — не оправданны только методы: как это делается. Иначе мы, в самом деле, получим такую нацистскую пропаганду, какой не было и в гитлеровской Германии. Нацисты — ребята крикливые, и крики их заразны. Конечно, если у человека нет иммунитета. А с иммунитетом к нацизму у нас плохо. Просто-таки — деффицит этого иммунитета при нашем синдроме. Приобретенный деффицит.

Но к случаю Удальцова с товарищами всё это не имеет никакого отношения — за игру в революционеров и мальчишескую болтовню не сажают. А ни в чем другом они не виноваты. События на Болотной, если кем-то и были организованы, то отнюдь не протестующими. Да и «массовыми беспорядками» события эти не были. И близко не были. Массовые беспорядки — это совсем другое.

Так что перед нами политические репрессии. Чистой воды. Сигнал обществу. Возможно — «проба пера».

Мы, конечно, это проглотим. А что нам еще остается? Проглотим из-за несипатичности осужденных. Ну, и как всегда, потому что «мы врага бы на рога бы. Только шкура дорога, и рога нынче тоже не дешевы». Так что здесь иллюзий нет.

Только нам нельзя глотать это молча.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

5.00 avg. rating (100% score) - 1 vote
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"