Я отличный мастер по слесарной части.

Утром ко мне подошла Лина и, громко хлопая длинными ресницами, сказала: «Доктор, у нас сломался шредер».
— А чего он сломался? — удивился я.
— Я туда засунула слишком толстую пачку бумаги и он заглох.
— Ага, то есть ты понимала, что пачка слишком толстая?
— Да, но я подумала, что он все таки её пережует.
— А он не пережевал?
— Он бы пережевал, но пачка загнулась и получилась вдвое толще. Нужно вычистить всю бумагу и он заработает опять. Я ведь выключила шредер как только он заглох.

Я осмотрел шредер. Все зубья были плотно забиты бумагой. Я начал вытаскивать отдельные полоски пальцами, но бумага плохо поддавалась. Тут пришел первый пациент и мне пришлось прерваться. Когда вновь выдалась свободная минута я возобновил попытки, даже разобрал шредер на части, но быстро понял бесполезность своего занятия. Только вымазался в смазке, которой были покрыты внутренности этого монстра. Я пораскинул мозгами и придумал блестящий план. Я выволок шредер на улицу, взял зажигалку и стал выжигать бумагу в металлических кишках. Однако, прессованная бумага горела плохо, я обжег себе все пальцы, да вдобавок хлынул дождь. Я затащил ненавистную машину внутрь, но тут пришел второй пациент. Я провонял горелой бумагой как последний бомж, а руки, несмотря на двойную помывку, выглядели так, как будто я перебрал сегодня два автомобильных мотора. Спрятав руки под голубую резину перчаток и извинившись за бомжовое амбре, я принялся за стоматологические упражнения. Но, когда последняя пломба сверкала новорожденной белизной, мне пришлось вернуться к поединку. Шредер издевательски топорщился мокрыми горелыми обрезками. «Врешь, не возьмешь» — пробормотал я и достал старые хиругические инструменты. Перебрав груду медицинского железа, я остановился на кривом зажиме. Он идеально входил в узкие отверстия между шестеренками, глубоко залезал кривым клювом и надежно хватал горелую рвань. Я ловко вытаскивал пучок за пучком. Филигранная работа, сравнимая только с абортами на ранних сроках, завершилась через двадцать минут. Но и тут меня отвлек очередной пациент. Я как мог старался сконцентрироваться на обтачиваемом под коронку зубе, но мысленно уже возвращал скрепляющие винты на место и включал кнопку пуска. Когда же мне наконец удалось сделать это не только в мыслях, а и наяву, шредер весело заверещал канарейкой. Внутри что то тоненько пело, но шестеренки не вращались. Через минуту запахло горелой проводкой и пение прекратилось. Я бросил шредер в помойку и он довольно ухнул, уютно устраиваясь на дне.

Я сидел в комнате отдыха, нервно цедил кофе и осматривал себя. Смазка забилась под ногти на обожженых пальцах, на недавно купленых штанах масляно блестели три пятна, от меня воняло горелой бумагой, самолюбие провалилось куда то в область простаты. В комнату зашла Лина и, громко хлопая длинными ресницами, сказала: «Доктор, у нас сломался компьютер».

источник — valera_kolpakovvalera_kolpakov 
[0 ссылок 78 комментариев 5200 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Источник: «Живой Журнал»
Опубликовано автоматически, мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: Обзор ЖЖ