Дмитрий Подосенов, На Смоленском лютеранском…

С детства я любил старые кладбища. Что-то всегда тянуло меня к ним. Может быть прикосновение к вечности, к тайнам природы жизни и смерти не давало мне покоя, или ощущение нереальности: я живой и буду жить, наверное, вечно, надо мной птички щебечут живые, деревья зеленеют, а в земле лежат мертвые, которые когда-то были живыми, да и были ли? Не врут ли эти взрослые про то, что до меня на свете много людей жило, а потом умерло, да и я сам когда-то умру?

«Не ешьте фрукты с кладбища немытыми!

Не мы ли живой пример могильного праха?

В далеком детстве клад ища меж плитами

Мы испытали кайф полночного страха.» — пел Александр Градский…

 В городе Красноярске, в котором я родился и вырос, со старыми кладбищами было негусто. Там, где тихо зеленели погосты XVIII столетия теперь стоят торгово-развлекательные центры, филармонии, жилые дома. И только на Троицком кладбище, на холме, уцелели могилы декабристов Митькова и Давыдова. Для них сибирская ссылка продолжается.

Не желая разделить судьбу «первенцев свободы», я переехал в Петербург, на славный остров Голодай, который вот уже почти столетие носит имя Декабристов. На новом месте жить я стал в 20-ти минутах ходьбы от Смоленского лютеранского кладбища. Об этом кладбище написаны тома, интернет пестрит фотографиями надгробий знаменитостей: основателя петербургского цирка Чинизелли, физика Якоби, старшего брата Альфреда Нобеля  — Рудольфа, основателя Одессы де Рибаса и многих других. Несмотря на обилие громких имен, кладбище влачит жалкое существование: склепы разрушены, могилы в запустении, у входа на территорию «обедают» бомжи, там же зачастую и спят. На воротах красуется табличка в духе махрового «совка», вот она:

 

Не знаю как там насчет «работы», но посещалось оно до последнего времени круглосуточно. Теперь же приезжает вечером парень на велосипеде и ровно в 21-00 выгоняет эстетов и алкашей за ворота кладбища, а на сами ворота вешает замочек. Ходят слухи, что кладбище готовят к реконструкции: все восстановят, вычистят, починят, а потом… сделают вход платным. Ждем-с.

Среди разрушенных временем склепов выделяется один, как-то неестественно рухнувший, сложившийся как карточный домик. Он всегда на виду, на главной аллее, около него еще лавочка с урной стоит. Вот он:

Кто покоится в нем – этого пока мне выяснить не удалось. Со временем найдем. Речь сейчас идет не о «владельце» сего монумента, а о самом монументе, на котором я обнаружил странные отметины, похожие на следы от осколков снаряда. Вот они:

Более того, дверь в склеп оказалась тоже пробита осколками:

Причем одна из створок двери в момент взрыва была открыта – сейчас при сомкнутых дверях на левой створке металл по краям пробоин загнут вовнутрь, а на правой – наружу.

Левая створка:

Правая створка:

Все вместе:

Также слева (если смотреть с аллеи) от разрушенного склепа я заметил странную «полянку»: дело в том, что Смоленское лютеранское кладбище густо «заселено» — между захоронениями XVIII-XIX веков ютятся могилки блокадников и их родственников, а где могил нет – там все заросло старыми деревьями и густым кустарником. На этой же «полянке» нет ни одной могилы, ни одного дерева, даже кустарник здесь плохо растет. Кроме того, «полянка» эта круглой формы, как засыпанная воронка от снаряда. Вот она, я на ней стою и показываю на склеп:

Ясно, что здесь когда-то произошел взрыв! Первая моя мысль была про «лихие 90-е»: где-же еще разбираться «браткам», как не на Смоленском лютеранском, где снимался культовый фильм «Брат» Алексея Балабанова (покоится режиссер теперь тоже на Смоленском, но православном, через речку Смоленку). Но в другом замечательном фильме Олега Тепцова «Господин оформитель», снятом в 1988 году, мы видим главного героя Платона Андреевича, беседующего с кладбищенским сторожем на фоне уже разрушенного склепа. Вот кадр из фильма:

С городом Санкт-Петербургом случалось множество трагических событий. Одно из самых трагических – блокада. Есть в городе своеобразные «памятники» этому страшному времени, они оставлены, так сказать, в назидание потомкам — это неотреставрированная колонна на западной стороне Исакиевского собора, скол на одном из постаментов под клодтовскими конями:

 

Но существует еще масса «неофициальных» следов немецких бомбардировок. И наш склеп, по-видимому, пострадал как раз в блокаду.

Известно, что Васильевский остров подвергался несколько меньшим бомбардировкам, чем, скажем, адмиралтейская или центральная части города. Немцев интересовали, в первую очередь, промышленные объекты и транспортные узлы – все это находилось в южной части, хотя и Васильевскому острову вместе с Голодаем тоже доставалось. В материалах Нюрнбергского процесса в разделе «Злодеяния гитлеровцев в Ленинграде и его пригородах» помимо всего прочего есть сообщение о гибели при артобстреле 12 детей фабрики имени Урицкого в возрасте от 4 до 6 лет. Это произошло 9 мая 1942 года на перекрестке Среднего проспекта В.О. и 12-13 линий. Ребятишки похоронены в братской могиле как раз на Смоленском лютеранском кладбище. Вот памятник:

Главный объект, который интересовал немцев на Голодае – завод им. М.И. Калинина, который изготавливал боеприпасы. Находился он (и находится до сих пор) на улице Уральской 1. Расстояние между заводом и интересующим нас склепом по прямой (а значит и по воздуху) – чуть меньше 700 метров. Предполагаю, что снаряд, упавший на кладбище, предназначался для завода им. Калинина, да не долетел, уничтожив несколько могил и повредив старинный склеп. Так немцы по случайности или неопытности нанесли авиаудар по могилам своих предков. 

Все, о чем шла речь в этом очерке, является лишь моим предположением, умозаключением, так сказать. Был бы рад, если кто-то подтвердил бы или опроверг мою гипотезу. В конце концов, я недавний житель Петербурга, только начавший проникать в тайны нашего прекрасного города.

P.S.
На Смоленском лютеранском кладбище начали косить траву и вывалили несколько куч с песком. Неужели возьмутся-таки за реконструкцию? Отреставрируют склепы, а может быть, вернут на место скульптуру доктора Адольфа Магира, перенесенную в 30-х гг. ХХ века на Лазаревское кладбище (об этом замечательно написано у С. Носова в книжке «Тайная жизнь петербургских памятников»). Хорошо бы!

Примечания:
В очерке использованы фотографии Изяслава Тверецкого с сайта www.necropol.org, а также кадр из фильма О. Тепцова «Господин оформитель», взятый из ЖЖ у пользователя aquilaaquilonis.livejournal.com/302311.html.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

5.00 avg. rating (89% score) - 1 vote
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"