Мария Бутина, Почему Чикаго оказался столицей мафии и чем он похож на Россию?

Подросток убит и еще шесть человек получили ранения в результате стрельбы в Чикаго.

Преступление произошло вечером в пятницу, 25 июля, на перекрестке. Неизвестные открыли стрельбу из проезжавшего автомобиля. В результате был убит 13-летний мальчик, получивший пулевое ранение в голову.

Кроме того, как рассказали в полиции, были ранены в ноги 21-летний юноша, три 14-летних и один 15-летний подростки. Кроме того, в живот был ранен 25-летниймужчина. Всех пострадавших госпитализировали, двое из них находятся в критическом состоянии.

Местные СМИ делают важное уточнение: «по словам свидетелей, стрелявший вышел из автомобиля и начал стрелять». Таким образом, совершеннолетние, раненные в этом инциденте, будь они легально вооружены, могли дать отпор преступникам, которые, скорее всего, даже не решились бы на это нападение.

Fox уточняет, что «по меньшей мере 10 других человек было расстреляно по всему городу с 6 вечера пятницы».

Это не уникальная для города ситуация, за выходные во время дня независимости по крайней мере 82 человек были расстреляны, 14 из них погибли. В прошлом году в эти же дни 55 человек получили ранения и еще 11 погибли.

Кто же виноват в столь масштабном разгуле криминала и как этому противостоять?

Полицейское начальство города продолжает обвинять в этом доступное оружие, призывая ужесточать санкцию за его незаконное ношение.

Почти все застреленные в подобных многочисленных инцидентах были черные или латиноамериканские мужчины и юноши, что достаточно чётко характеризует эту проблему именно как социально-культурную. По данным Министерства юстиции США, например в 2010 году вероятность убийства огнестрельным оружием для афро-американцев составила 14,6 на 100000 человек, для испаноязычных 4 на 100000, а для белых 1,9 на 100000. Распределение по убийцам будет такое же, так как большинство убитых и убийц — это участники молодёжных криминальных банд которые, как правило, делят рынки сбыта наркотиков, проституции и прочего. Очевидно, проблема в социо-культурной адаптации негров и латинос, а не в контроле над оружием, но власти продолжают отрицать этот не толерантный, но очевидный факт. Криминальное насилие имеет очень выраженную локальную природу, в разных районах Чикаго, в зависимости от благополучия и состава жителей, этот уровень варьируется от 3,1 до 64 убийств в год на 100 тысяч жителей.

Есть и другой важный аспект — штат Иллинойс и город Чикаго в частности, являются оплотом антиоружейного законодательства, где только в последние годы по принуждению федерального суда были вынуждены пойти на небольшое смягчение законов. Иллинойс стал последним штатом, США, пошедшим под давлением федерального суда на смягчение правового режима оружия. При этом, совершенно случайно, за 2013 год число убийств в Чикаго снизилось на 18% до уровня, невиданного с 1965 года. И несмотря на это, штат и город остаются крайне криминализованными по меркам США.

Это и не удивительно, учитывая, что несмотря на решение суда, вся государственная система муниципалитетов и штата остаются направленными против владения гражданским оружием. Для получения лицензии на скрытое ношение необходимо пройти множество фильтров и жёстких ограничений, уплатить серьёзные пошлины и даже после этого, носить это оружие в абсолютном большинстве общественных мест будет запрещено.

Более того, в Чикаго в городской черте запрещена продажа огнестрельного оружия, вообще. Только 6 января 2014 года это решение было признано федеральным судом незаконным, но до его отмены ещё далеко, на его оспаривание дано по меньшей мере полгода. Мэр Чикаго выступает категорически против всяких послаблений в отношении гражданского оружия, клинически не понимая разницу между ним и оружием нелегальным. Поэтому вероятность встретить гражданский отпор у преступников в регионе минимальна, полиция не всесильна, а криминальный элемент здесь чувствует себя как рыба в воде.

Пока в США в целом демонстрируется чёткая взаимосвязь между ростом количества оружия на руках у граждан и снижением насильственной преступности, Чикаго чётко показывает к чему ведёт политика запретов на гражданское оружие, которая там началась в 1982 году:

После запрета пистолетов в Чикаго, преступления увеличились на 40%. Эта тенденция сохранилась в течении многих десятилетий. Показательно, что 96% убийств из огнестрельного оружия были совершены из пистолетов, которые были запрещены всё это время. Неожиданно оказалось, что криминальный элемент не соблюдает законы, а его «профилактические» ограничения, в нарушение презумпции невиновности, бьют только по законопослушным гражданам!

Плачевный опыт Чикаго наглядно подтверждает статистика округа Колумбия, где только в 2008 году аналогичный запрет был признан антикоснитутционным. Во время запрета, уровень убийств в столичном дисктрикте был на 73% выше, чем до этого безумного закона. Сравнение с общеамериканской статистикой (на графике ниже) очень показательно:

Опыт Техаса, где разрешили скрытое ношение в 90-е годы, тоже показателен — если в США в целом преступность с этого момента снизилась на 28%, то в Техасе на 30%, даже несмотря на огромный фактор горячих латинос и активность наркокартелей в регионе:

За графики спасибо Энтони Гуччиарди.

При этом, упрощение правового режима оружия в США носит лавинообразный характер и характерно далеко не только для Техаса в последние десятилетия:
— красным изображены штаты с запретом ношения оружия гражданами;

— жёлтым — штаты с лицензией на ношение выдающейся в разрешительном порядке полицией;

— синим — штаты, где лицензия на ношение выдаётся всем не подпадающим под дисквалифицирующие признаки, вроде экзаменов на знание техники безопасности или наличия судимости;

— зелёным обозначены штаты, где лицензии на ношение вообще не требуется.

Итогом этой динамики стало снижение уровня убийств более чем в два раза. Количество гражданского оружия на руках у американцев с 1994 по 2009 годы увеличилось со 192 до 310 млн. единиц оружия. Уровень смертей связанных с огнестрельным оружием сократился с 6,6 на 100000 американцев в 1993 году до 3,2 в 2011 году. Очевидно, что если бы рост легального оружия приводил к негативной криминогенной динамике, мы бы наблюдали прямо противоположные факты.

Показательно и то, что средний уровень убийств в год на каждые 100 тысяч жителей в пяти штатах без лицензий на оружие — 3,8, восемь штатов с наиболее строгим правовым режимом ношения оружия имеют уровень убийств 4, тогда как в США в среднем этот показатель составляет 4,7 убийств (В России — 10,2). Почему такая разница понять не сложно, если учитывать, что преступность определяется не одним фактором. Штаты с наиболее суровым режимом оружия отличаются высокой гомогенностью населения и повышенным уровнем экономического развития (например Нью-Йорк — мировой финансовый центр, преимущественно населённый хорошо социализированными европейцами), что, однако, не мешает делать определённые выводы из представленных данных.

В развитых странах сейчас всё более популярно жалеть преступников и выступать с позиций гуманистической ресоциализиации криминального элемента. Можно предположить, что эта методика в государственном правосудии имеет право на существование, учитывая, что сдерживание криминала гражданской самообороной вполне сопоставимо с усилиями правительства в этой сфере. Так, там где это юридически возможно, граждане ликвидируют в законном порядке необходимой обороны в 6,5 раз больше преступников чем их казнит правительство и 64% преступников, от того массива, который в рамках сопротивления государственным служащим, последние вынуждены устранять на месте. Не стоит пытаться убеждать, что эти пропорции не имеют значения, а гражданское оружие не играет позитивной роли в безопасности. При таком потенциале гражданского сдерживания преступности, правительству действительно стоило бы меньше мешать гражданам и больше думать о системных мерах профилактики преступности и ресоциализации криминальных элементов.

Из этого следует, что безумцы, которые на законодательном уровне препятствуют гражданской самообороне (лишённой альтернатив перевоспитания преступника в условиях экстремальности ситуации, в отличие от государственной «исправительной системы»), виноваты в криминальной сверхсмертности вдвойне, за себя и за того несчастного уголовника, которого они толкают к криминальному насилию, лишая потенциальных жертв средств сдерживания.

В России, с нашим самым высоким уровнем убийств на душу населения в Европе, всё это даже более актуально чем в Чикаго.

Если Вы всё это понимаете и готовы этот чудовищный порядок вещей менять к лучшему, то милости прошу.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"