Виктор Долонько, Не могу дозвониться Лейбграду

Я – 100-процентный меркушкинец. После двух десятилетий кошмара пришел деловой человек, влиятельный да к тому же такой шукшинский хитрец – с такими можно иметь дело.

И когда губернатор попросился в отставку, чтобы не попасть под закон о «цензе оседлости», который Федеральное собрание грозится принять осенью, я принял это как мудрое и благое тактическое решение.

Когда слышал от него оговорки, число которых всё увеличивается, я обращал вопрос к себе: «А ты не оговариваешься?» Живая речь не по бумажке.

И когда удивлялся, что его тезис о единстве не подкреплялся разъяснениями о единстве цели, а не мнения: «Может, это мне одному нужно, остальные – понятливее».

Когда записной болтунишка Азаров попал в список кандидатов в сенаторы, я и этому находил объяснение: «Политическая тактика. Он нейтрализует саму возможность появления новой «Антанты», а угроза азаровского губернаторства в 2019-м – призрачна. Как гласит восточная мудрость, точнее – насретдиновская мудрость: или султан умрет, или ишак сдохнет…»

И казалось, нет причины, чтобы я 14 сентября усомнился и не проголосовал за Николая Ивановича.

И тут – Сережа Лейбград. Точнее то, что я не могу дозвониться больше суток. А если ещё точнее, что по адресу «Засекин.ру» – надпись: «Сайт временно не доступен».

Политический сайт не доступен в период активизации политической деятельности?

Даже если Сережа со всеми своими четырьмя сотрудниками отправились в командировку или во внезапный отпуск – какое это отношение имеет к неработающему сайту? Тем более, что во вторник я должен сдавать колонку, а в среду – запись очередных «Богатырей».

Может они денег провайдеру не заплатили? Но тогда на экране возникает совсем иная надпись.

Может быть, это публичный акт самосожжения последнего, почти самого последнего свободного от политической цензуры самарского СМИ?

Вот в последнем вопросе и содержится ответ: какой-то там Винтиков/Шпунтиков решил «подстраховаться» и «создал условия» для приостановки деятельности «Засекина» до 14 сентября.

Так я и дополз до ключевого вопроса: кто этот винтиков-шпунтиков? Ясно, что это не губернатор, потому что вряд ли можно ему, закаленному в футбольных и политических баталиях игроку подставить подножку болезненнее, чем эта.

На выжженной в постсоветские годы кадровой поляне у Меркушкина нет достойных соперников. Не 40-летние же выходцы из «вертикали» с бесцветными глазами и отсутствием какого-либо представление о порядочности? Он выиграет без вариантов. И выиграет в первом туре.

Только теперь я знаю, что не только Николай Иванович сохранит кресло, но и эти его «помощники», то прописывающие в его речи фантазии про 150 регионов, то путающие Анапу с Алупкой/Алуштой/Сакским районом, то теперь создающие ему образ душителя свободы слова.

И я начал сомневаться: кто лучше – деловой и симпатичный мне губернатор, но со свитой тех, кто «из большинства» (см. рязановский «Гараж»), или молодой, неопытный, но способный вымести из коридоров «Белого дома» таких помощников.

***

Да Серега резок. Не груб, не хамоват – резок. Но это особенности жанра, в котором он работает. Три года, которые (с перерывами) существуют «Три Богатыря», я его последовательный оппонент. И потому кому, как не мне следовало написать эту реплику.

То, что происходит с «Засекиным» – не трагедия. Всё еще можно изменить: отозвать из отпуска, вернуть из командировки, объяснить, что я английский шпион и провокатор, но вернуть «Засекина» и Лейбграда в медийное пространство сейчас. Именно сейчас.

Вернуть. Только вернуть. Мне не интересны оргвыводы по Винтикову / Шпунтикову.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"