Георгий Мирский, Ложь, мат и советский дух

Зашел в отделение Сбербанка, чтобы разменять тысячу рублей: у продавщицы в газетном киоске не было сдачи. Старшая сотрудница говорит: «Для этого нужно писать заявление и предъявлять паспорт». «А сто рублей разменять?» « Все равно». Тихо вышел, но можно себе представить, какие слова прозвучали в голове.

Я пять лет был рабочим, начиная от грузчика и кончая шофером грузовика. С утра до вечера слышал мат и возможно поэтому сам в жизни ругался мало, но ведь не выбросишь того, что в голове засело на всю жизнь, про себя все равно выругаешься, если что-то не так. Кстати, касаясь модной темы: многие интеллигенты, в том числе суперинтеллектуальные дамы, сообщают, что мат им симпатичен, что он необходим в искусстве, иначе нет правды жизни. Чушь собачья. Такие фильмы, как «Тихий Дон», «Служили два товарища», « Бег», «Проверки на дорогах», «В бой идут одни старики», или сериалы «Место встречи изменить нельзя», «Ликвидация» и пр., изобилующие острыми ситуациями, в которых крепкие выражения неизбежны – что, эти произведения искусства производят слабое впечатление от того, что Быстрицкая, оба Быкова, Высоцкий или Машков за всю картину не произносят ни одного матерного слова?

Но я отвлекся. Искусство – это одно, а вот требование написать заявление для размена купюры или способные довести до исступления, до сумасшедшего дома бюрократические порядки, формалистика, очереди, все то, с чем мы сталкиваемся каждый день, начиная от необходимости получить справку и т.д. – это нечто другое, это в сто раз важнее, тут уж без нецензурных выражений ( пусть даже про себя) не знаю кто обойдется.

Впрочем, наш народ привык и в психушку от всего этого не попадает. А я вот помню, как впервые на продолжительный срок попал в Америку и когда вернулся, все спрашивали: «Ну как?» Ответ был один: за полгода мне ни разу не захотелось выругаться матом. Хотя я то и дело сталкивался с государством, с бюрократией, с бумагами. А вот у нас – за всю мою на редкость долгую жизнь не припомню ни одного случая, когда взаимодействие с государством, начиная от верхних эшелонов и кончая мелким клерком, охранником или сторожем, не вызывало злобы, досады, сожаления о потерянном времени и обиды от хамства. Ни одного случая!

Давным–давно я вывел формулу: если бы какая-то всемогущая сила решила создать такую общественную систему, при которой человек на протяжении всей жизни на каждом шагу тратил бы максимум времени, нервов и энергии – эта сила создала бы советскую систему. Но беда–то в том – и весь ужас в том – что никакая сила специально этого не создавала. Да, насилие, террор, истребление целых классов, цензура – все эти элементы ленинско-сталинского строя устанавливались сознательно, но вот бюрократизм, волокита, неэффективность, разгильдяйство, халатность, наплевательское хамское отношение к людям – это уже не власть насаждала. В той или иной степени это было и при царе – почитаем классиков, и можно тянуть цепочку, скажем, от монгольского ига, только что это даст? Гораздо важнее другое: уже почти четверть века нет Советской власти, а дух ее, суть ее – все осталось. Когда читаешь статистические данные о том, насколько выросло у нас число чиновников, когда сталкиваешься с беспрерывно растущей бюрократизацией всего и вся, с невероятным, беспрецедентным ростом бумагооборота, постоянным усложнением формальностей и процедур – ум за разум может зайти: да ведь у нас давно уже не командно-административная система, а свободный рынок, капитализм, так в чем же дело?

Значит, все даже глубже, чем общественно-экономический строй, классовые интересы и идеология. Есть что-то идущее издавна ; если Советская власть унаследовала, развила и укрепила все самое худшее из дореволюционной системы и добавила свое собственное, чудовищное – то наша пост-советская власть восприняла в свою очередь худшие, самые безобразные элементы «развитого социализма». Сознательно? Да нет, само собой вышло.

И это заметно не только, когда мы говорим о бюрократизме. Если бы только это! Затронем другое: никуда не исчезла, сохранилась такая основополагающая черта советской системы, как лживость.

Я уже писал в этом блоге, но повторю: когда студенты спрашивают: «неужели Советская власть действительно была самой кровавой в истории?» – я отвечаю: «нет, много чего в истории было, от Чингис–хана до Гитлера, но вот более лживой системы, чем советская, не было никогда». Годами и десятилетиями с утра до вечера народу врали и врали без конца, и большие начальники и мелкие сошки. Все, что творилось при «социализме» – все, абсолютно все был прикрыто, присыпано, завуалировано ложью, обманом. Под ложным предлогом, устроив провокацию, Сталин напал на Финляндию в 1939 г. ( может быть, это и было нужно, я говорю про форму, про стиль). За неделю до нападения Гитлера обманули и демобилизовали весь народ насквозь лживым «Заявлением ТАСС». С глубокой скорбью хоронили Михоэлса, убитого по прямому приказу Сталина, а расстрел десятков тысяч польских военнопленных свалили на немцев. Под ложным « призывом от группы товарищей» вторглись в Чехословакию. В Афганистане, воспользовавшись тем, что президент Амин пригласил наши войска, высадили в аэропорту элитный отряд, штурмовали дворец президента, убивая своих же « союзников и братьев» из президентской охраны, отравили и расстреляли самого президента, а потом объявили о « пленуме ЦК», снявшем Амина. Врали, когда разбивались футбольные или хоккейные команды, когда был Чернобыль. Врали на весь мир, привезя ракеты на Кубу, сбивая южнокорейский авиалайнер, вырезая Хрущева из видеокадра встречи Гагарина. Врали и при похоронах Хрущева, навесив на ворота Новодевичьего кладбища табличку « Санитарный день» ( я сам видел). Врали, что у умирающего Андропова простудное заболевание. Да что там, я уж и не говорю о том, что все обязаны были зубрить «Краткий курс», этот феноменальный концентрат лжи, энциклопедию фальсификации истории.

И все знали, что верить ничему нельзя – но так и жили, а что делать–то? Это так же, как с вечным российским воровством: всегда вспоминаю Салтыкова- Щедрина: «Все воруют и все при этом, хохоча, приговаривают: ну где еще такое безобразие видано?» Знать, привык народ, что от него все скрывают, врут и темнят.

Ложь и трусость (в каком смысле? да в том, что боятся, как бы люди не узнали правду, хотя чего уж сейчас бояться, при таких-то результатах опросов и рейтингах? нет, это внутри сидит, это часть натуры) – вот что к нам перешло, и это уже не от эпохи царизма, а чисто советское. И что изменилось? Если в метро ЧП, разве скажут, что именно произошло? Если где-то что-то случилось, даже не обязательно катастрофа – разве можно поверить тому, что сообщат? Нет, как и в советские времена, даже самый ничтожный начальник полон пренебрежения к людям, убежден, что им не надо давать никакой информации. У него даже не успевает сложиться представление о том, почему надо врать или темнить, что это дает – мозг сам по себе отдает приказ языку: только не давать никакой информации, только скрывать, темнить или обманывать.

А если спросить: «зачем?» – промолчит, отвернется, или нагрубит, в лучшем случае услышишь: «не положено». И все. Сколько же в жизни приходилось слышать вот эти два коротких слова « не положено»! Прожил много десятков лет в «неположенной» стране…

Вот сообщили о закрытии программы Марианны Максимовской, единственной, которую я и все близкие мне люди смотрели на этом канале. Все понимают, в чем дело, но как же не соврать? И какая-то сотрудница вынуждена изобразить дело так, что это в интересах канала, а для самой Максимовской это повышение, карьерный рост. Врет девушка на полную катушку, и все вокруг знают, даже наверное жалеют ее, в душе рады, что не им поручено так бессовестно морочить людям голову. Как опять же писал Салтыков- Щедрин, «он говорил, и его не тошнило, а мы слушали, и нас тоже не тошнило».

Так что же, все возвращается на круги своя? Увы, похоже что так. Ностальгия по Советской власти? Нет, ностальгия – это тоска по родине, печаль по прошлому, пережитому. Каков уже процент людей, переживших Советскую власть, а тем более тех, кто жил при Сталине? А половина населения Сталину симпатизирует. И не замечает, или не хочет замечать, как сокращается пространство свободы. Вот и встает вопрос: может быть, лучше было бы нашему народу оставаться при Советской власти? Может быть, как раз такая власть народу и адекватна, по крайней мере большинству его, которое приемлет н е с в о б о д у и заходится в патриотическом восторге, полное ненависти к традиционным врагам России – американцам, либералам и геям (а также их холуям из киевской хунты)?

Правда, в те времена, о которых якобы тоскуют люди, не было иномарок и возможности поехать в Египет или Испанию. Ну так и славненько: Советская власть минус Гулаг, партсобрания и пустые полки магазинов, зато плюс иномарка, магазин «Ашан», отпуск на Средиземном море и – «Ура, Россия! Всех порвем!» Что еще надо?

Даже не так важно, что думает верхушка руководства; конечно, она не хочет возрождения сталинизма. Но есть логика развития системы, есть знаменитая « сила вещей» – термин, который подарил нам Сен-Жюст. Он написал эти слова незадолго до того, как его отправили на гильотину.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"