Караваева Елена, Реутов. Выборы без выбора. Личный опыт

Я участвовала в наблюдении за выборами на участке № 2659, который располагался по адресу: ул. Ленина, д. 2, в помещении библиотеки.

Кроме меня, было 3 наблюдателя от СР и 4 — от КПРФ. Постоянно находился на участке «смотрящий» от администрации. Проводил время в комнатке для приема пищи или у входа на участок. Но когда надо было удалить представителя СМИ, пришедшего мне на подмогу, тут же представился членом комиссии с правом совещательного голоса и активно поучаствовал в изгнании неугодного, справедливо полагая, что со мной они как-нибудь разберутся, а двое им картинку подпортят.

Наблюдатели внушали доверие. Шестеро отмечали каждого пришедшего, передавали друг другу информацию, если кто-то отходил. Казалось, напряженно следят за происходящим. Но никого из них не смутило, что все мы насчитали 160 проголосовавших, а в урнах оказалось 199 бюллетеней.

Когда я поинтересовалась, сколько человек изъявили желание проголосовать на дому, мне сказали, что надо поднимать бумаги, мне скажут. Заявили, что раньше 14 час. никто не поедет. Около половины двенадцатого я отошла выпить чаю. Когда вернулась, обнаружила, что двух наблюдательниц от КПРФ нет, они уехали проводить голосование на дому. Спросила, сколько человек в реестре — 71! Попросила показать мне реестр и заявления, ответили, что реестр увезла бригада, заявлений нет — все просьбы устные.

В 14 часов я спросила у секретаря и зама, когда поедет вторая бригада и сколько всего обратилось жителей с просьбой проголосовать на дому. Оказалось, что в итоговом списке 149 (!) человек, все позвонили в комиссию в последние 2 часа (!), все данные продиктовали первой бригаде по телефону — на 78 человек (!). Бюллетени дали заранее, ещё утром (?). Тут на помощь подоспела председатель и объявила мне, что девочки запутались, на самом деле и реестр, и бюллетени довезли. Реестр отдали на выездное голосование, а заявлений пока нет.

Член комиссии с урной для голосования на дому и небольшой пачкой документов появился на участке в 19-55, минут через 5 появились наблюдатели от КПРФ. На мой вопрос, сколько жителей удалось обойти, сказали, что так устали, что не помнят.

Ознакомиться с реестром и заявлениями мне не дали. Начала писать жалобу. К этому моменту присутствовавшие наблюдатели не раз громко заявляли, что я задаю слишком много вопросов, мешаю работать. В помещении прошелестело: «Жалобу пишет». Жалобу не приняли. Но зато остальные наблюдатели, готовя почву для моего удаления, написали жалобу уже на меня.

Когда начался подсчет, стало очевидно, что никто не собирается следовать установленной законом процедуре. Под чутким руководством председателя с неизменным калькулятором и шпаргалкой в руках, отмечали в книгах тех, кто проголосовал на дому. Никто никаких итогов не объявлял. Мои вопросы игнорировали. О том, чтобы увидеть отметку в бюллетене, не могло быть и речи. Считали бюллетени одновременно, не перекладывая, загородив спинами стол. Наблюдатели безмолвствовали. А я поняла, что рискую не досмотреть спектакль до конца.
Всего на выборах в Реутове проголосовало на дому 400 человек, из них 144 — на моем участке. Я не справилась. Председателем была финдиректор ЗАО «РТФ» Найденова С. А. Всего проголосовало 366 человек, из них за бывшего гендиректора той же фабрики на выборах муниципальных депутатов — 315 человек. Стокгольмский синдром?

Для меня было в новинку столкнуться с разыгрываемыми по нотам спектаклями по удалению независимых наблюдателей. Впервые столкнулась и с наблюдателями-оборотнями.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"