Блог Йода, 200 тысяч на «узников Болотной»

Под путинскую амнистию попали 13 «узников Болотной»: большая часть из них продолжила заниматься активизмом, остальные постарались оградиться от политики. На оставшихся фигурантов дела различные организации продолжают собирать деньги. На прошлой неделе был проведен традиционный благотворительный аукцион, но то ли духота клуба, то ли слабая память помешали найти крупную сумму в помощь «узникам».

Из 32 фигурантов «Болотного дела» после путинской амнистии декабря 2013 года преследование прекратилось только в отношении 13 человек. Осуждены 13 человек, еще четверо ожидают решения суда в СИЗО и один человек — под подпиской о невызде.

В следственных изоляторах находятся лидер российских антифа Алексей Гаскаров, студент Московского городского психолого-педагогического университета Илья Гущин, воспитатель кадетского корпуса Дмитрий Ишевский и издатель Александр Марголин, а под подпиской о невыезде пребывает пенсионерка Елена Кохтарева. 24 июля суд вынес приговор координатору «Левого фронта» Сергею Удальцову и помощнику депутата Госдумы Ильи Пономарева, члену совета «Левого фронта» Леониду Развозжаеву. Кроме них, находятся за решеткой художник Андрей Барабанов, студент политфака МГУ Ярослав Белоусов (находится в больнице при СИЗО), студент политфака РГГУ Степан Зимин, член ПАРНАСа Сергей Кривов, предприниматель Максим Лузянин, помощник декана отделения культурологии Государственной академии гуманитарных наук Денис Луцкевич, студент Российского государственного социального университета Алексей Полихович и бывший работник метрополитена Артем Савелов. Признавший свою вину Константин Лебедев уже вышел на свободу условно-досрочно, освобожден из психиатрической лечебницы осужденный инвалид второй группы Михаил Косенко, студентка МГУ Александра Наумова (Духанина) отбывает срок условно. 18 августа Замоскворецкий суд вынесет приговор Гаскарову, Кохтаревой, Марголину и Гущину. Сегодня первые двое выступили с «последним словом». В то время как Гаскаров ожидаемо назвал преследование несправедливым, а действия полиции во время митинга 6 мая 2012 года несправедливыми, Кохтарева заявила, что теперь считает предателями России не ОМОНовцев, избивавших собравшихся, а тех, кто против присоединения Крыма.

Супруга Гаскарова Анна Карпова рассказала, что о перспективах для заключенных можно будет говорить после заседания суда по условно-досрочному освобождению Белоусова. Суд состоится в августе, и после него будет ясно, настроены ли органы выпускать на свободу фигурантов. Есть еще сложность: в колонии нужно пробыть не менее месяца, по оценке Карповой, чтобы место пребывания могло вынести положительную характеристику осужденного, необходимую для УДО.

Экс-фигурантка дела Полина Стронгина полагает, что даже если суд вынесет положительное решение об УДО для Белоусова, это все равно ничего не покажет: «Власть будет растягивать „Болотное дело“ на долгий срок, используя аресты и освобождения как рычаг, инструмент воздействия на оппозицию. И зависеть это будет, на мой взгляд, в том числе от внешнеполитических событий и настроений в стране», — таким образом Стронгина считает, что меняясь в настроениях, власть специально создаст ситуацию, в которой будет невозможно предугадать, что станет с «узниками» дальше.

Пока фигуранты находятся в изоляторах, на их семьи кладутся дополнительные серьезные траты, при этом это не только оплата адвокатов, но и содержание самих арестантов. «Содержание заключенного в СИЗО обходится, как пребывание в хорошем санатории. В месяц ФСИН тратит на арестанта 4,5-5 тыс. рублей, и из этих денег только сотни рублей составляют расходы на питание. Мы оплачиваем спортзал в СИЗО — в отличие от колонии, в изоляторе ты сидишь всегда в одном помещении. Посещение спортзала — это возможность узнать новости и пообщаться со знакомыми. Одно посещение зала стоит около 300 рублей, всего мы кладем на счет Леши 10 тыс. в месяц. На эти деньги он может посещать зал, покупать дополнительные продукты, делать еще какие-то траты», — рассказала Карпова.

«Путин — последний диктатор Европы, и на его месте я, чтобы поправить репутацию, отпустил бы людей, проходящих по этому позорному делу. Я думаю, что будут еще обыски, чтобы люди боялись выходить и протестовать. Я полагаю, что власти примут решение выпустить людей, исключительно чтобы показать жест доброй воли Путина — он отпустит заложников. Это должно произойти во время каких-то переговоров или введения каких-то санкций», — оценил ситуацию бывший «узник Болотной» Олег Мельников.

Точно так же не видит перспективы реальных посадок экс-узник Дмитрий Рукавишников: «Дадут либо условные сроки, либо по отсиженному», — рассказал активист в интервью радиостанции»Свобода».

 

Благодаря декабрьской амнистии, активист «Левого фронта» Владимир Акименков, сотрудник делового центра «Москва-Сити» Дмитрий Алтайчинов, директор турфирмы Олег Архипенков, член оргкомитета «Партии 5 декабря» Мария Баронова, кандидат химических наук Федор Бахов, член партии «Яблоко» Николай Кавказский, активист «Другой России» Александр Каменский, журналист Леонид Ковязин, лидер молодежного движения «Альтернатива» Олег Мельников, лидер «Левого фронта» в Иванове Дмитрий Рукавишников, одна из руководительниц московского отделения движения «Солидарность» Анастасия Рыбаченко, электромонтажник Рихард Соболев и активистка петербургского движения «Весна» Полина Стронгина вышли на свободу в течение зимы-лета этого года.

 

Владимир Акименков

Вышел на свободу 19 декабря 2013 года прямо из зала суда после ходатайства адвоката Дмитрия Айвазяна о прекращении преследования по амнистии. Еще на заседаниях суда по своему делу он всегда говорил зрителям, чтобы они не забывали и про других «узников Болотной». С прекращением дела он занялся активной поддержкой других фигурантов «Болотного дела». На каждое заседание он старается собрать как можно больше людей и всегда обязательно приходит сам. В свободное от заседаний время Акименков зарабатывает деньги на фрилансах.

 

Олег Мельников

Мельников частично признал вину и сказал, что если бы снова оказался на Болотной, сделал бы то же самое (ему вменяли переворачивание туалетов). До июньских обысков по делу Мельников вместе с движением против рабства «Альтернатива» помогал ополченцам Донецка. Судя по посту от 19 июля (уже после амнистии) «Мы окружёны господа! будем атаковать в любом направлении», Мельников вернулся к обычным украинским делам. «Я не считаю эту территорию ни Россией, ни Украиной, но да, я нахожусь где-то рядом с Донецком и Луганском», — ответил нам Мельников.

 

Полина Стронгина

До обвинения Стронгина была активисткой петербургского движения «Весна». Признав вину и закрыв дело в связи с амнистией буквально за несколько дней, Строгина вернулась к политическим будням в «Весне»: встречи, прогулки, пикеты. Кроме политической деятельности, Стронгина, имеющая образование географа, работает системным администратором.

 

Федор Бахов

Пробыв в СИЗО около пяти месяцев, Бахов вышел на свободу под подписку о невыезде, а в январе этого года был амнистирован. До ареста, будучи кандидатом химических наук, Бахов работал в компании «Метаклэй». По словам фигуранта, коллеги переживали за него и сохранили за ним его место. После уголовного преследования Бахов остался ярым противником действующей власти.

 

Олег Архипенков

Архипенков, находясь в СИЗО, несколько раз отправлялся в психиатрическую клинику — как говорят органы, по собственному желанию. По его собственным словам, до 6 мая он был аполитичен, но после изолятора для него все кардинально изменилось. До ареста фигурант работал директором турфирмы, занимался поддержкой бездомных животных.

 

Николай Кавказский

Сотрудник правозащитной организации «Комитет за гражданские права» Кавказский остался членом партии «Яблоко» и сразу после отмены домашнего ареста по амнистии в декабре прошлого года продолжил политическую деятельность. Сейчас Кавказский является кандидатом в депутаты Мосгордумы от «Яблока» и вовсю занимается агитацией.

 

Александр Каменский

До ареста Каменский работал в агентстве недвижимости. Всего он провел в изоляторе десять дней и был отпущен под подписку о невыезде. В этом году он был амнистирован.

 

Леонид Ковязин

Работал внештатником в газете «Вятский наблюдатель», был волонтером ассоциации «Голос» и выступал за права животных. Пробыл в СИЗО до самой амнистии, и был выпущен в декабре 2013 года из зала суда вместе с Акименковым. Уже в январе он сыграл в спектакле «Вятлаг» в Петербурге, деньги от которого пошли на помощь «узникам Болотной».

 

Мария Баронова

Активистка «Партии 5 декабря» все «Болотное дело» пробыла под подпиской о невыезде. За это время она успела поработать журналисткой в интернет-издании Slon. Сейчас Баронова находится в Казахстане, где продолжает заниматься журналистикой — у местной газеты явная антипутинская риторика.

 

Анастасия Рыбаченко

С 17 лет занималась политической активностью и параллельно училась в Государственном академическом университете гуманитарных наук, но была отчислена из-за визита следователей на факультет. В июле 2012 года Рыбаченко уехала в Германию и после обысков в квартире ее матери приняла решение не возвращаться в Россию. С января 2013 по январь 2014 года Рыбаченко училась в Таллинском техническом университете, в июле этого года она поступила в магистратуру Свободного университета Берлина и проведет за границей, по крайней мере, еще два года.

 

Дмитрий Рукавишников

На Болотную площадь Рукавишников приехал из Иванова, в котором был лидером движения «Левый фронт». Когда митинг закончился, он уехал домой — оттуда уже он был доставлен под конвоем в Москву. После амнистии вышел из СИЗО в декабре 2013 года и уехал обратно в Иваново.

 

Рихард Соболев

Соболев вышел из СИЗО в августе под подписку о невыезде, а в феврале 2014 года был амнистирован, так как защите удалось снять с него обвинения о применении насилия в отношении представителя власти. До изолятора скинхэд бригады Белые волки Соболев работал электромонтажником в МГТС. Сам Соболев не рассказал нам, чем он занимается сейчас.

 

Дмитрий Алтайчинов

До Болотной площади Алтайчинов уже трижды был судим за мат в отношение полицейского, уход из кафе без оплаты и кражу ноутбука у матери. Пришел в Следственный комитет по приказу матери, во всем признался, получил подписку о невызде, а позже был амнистирован. Он не общается с журналистами и не принимает участия в протесте. Бывший адвокат Алтайчинова Сергей Тетерин сказал, что он не общается сейчас с подзащитным и не в курсе, чем он занимается. Под подпиской, по его словам, он временно не работал. «Не по Болотному делу пойдет, так по другому — 228, например. Ну, наркоман, проще говоря. Мир-то у них очень тесный, от них никуда не уйдешь — от Наркоконтроля, ФСКН», — добавил Тетерин. Сам Алтайчинов почти не общается с журналистами и особенно говорить о своей жизни не хотел: «Живу нормально. По вечерам люблю чай на балкончике попить постоять, вспомнить за старое. Как тогда было все по-другому. Каждое новое утро для меня — подарок. Я не богатый, и это классно. Я добрый, и это приятно осознавать. Есть люди, которые заходят по вечерам просто поболтать от души и узнать, как я. Одним словом, все нормально у меня».

В прошлую среду был проведен аукцион в поддержку всех остающихся под следствием «узников». Душный клуб Scandinavia быстро отбил у гостей энтузиазм по поводу поддержки фигурантов — лоты продавались полупустому залу, пока публика отдыхала на улице. Журналист Сергей Смирнов вместе с условно осужденной по «Болотному делу» Александрой Духаниной тщетно пытался отдать зрителям хотя бы по изначальной цене шляпу и платок актрисы Лии Ахеджаковой, книгу Эриха Марии Ремарка, которую амнистированный «узник» Николай Кавказский вынес с собой из СИЗО, и фарфоровую фигурку со свадебного торта «узника» Алексея Гаскарова и Анны Карповой.

Лоты от фигурантов дела вообще не пользовались особым успехом — люди готовы были потратить деньги на другие лоты, могли дать денег просто так, но наотрез отказывались брать задорого личные вещи бывших заключенных. Вышедшая первым лотом книга координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, получившего приговор всего шесть дней назад, продалась за 3 тыс. рублей, кофта и тюремные письма амнистированного Владимира Акименкова ушли за 5 тыс., футболка заключенного Алексея Полиховича — за 3 тыс., но и здесь покупатель посмотрел на вещь, посмотрел на Татьяну Полихович и отдал кофту ей обратно вместе с деньгами.

Распугавшая половину зрителей духота не дала удачно продаться главным лотам аукциона: от бывшей редакции Lenta.ru, ведущих блога KermlinRussia, участниц группы Pussy Riot и основателя Lenta.ru Антона Носика. Бывший сотрудник Lenta.ru Иван Колпаков, приведший с собой экс-коллег Илью Азара и Султана Сулейманова пытался распродать имущество редакции. Предложил бумажный выпуск Lenta.ru, выпущенный к семилетию, добавил приглашение на десятилетие издания, подключил футболку, маску Гая Фокса от экс-главного редактора Галины Тимченко и встречу с Азаром, но смог выручить для «узников» только 4,5 тыс. рублей. Выпущенный организаторами в единственном экземпляре календарь от KermlinRussia почти пустому залу смогли продать за 2,5 тыс. рублей. Уже ближе к ночи показанный ролик от Pussy Riot не вдохновил зрителей на покупку сделанной ими кофты — за нее дали 5 тыс. рублей, точно так же не смогла дорого уйти трость Носика — сколько журналистка Екатерина Винокурова ни пыталась втолковать зрителю, что лот — необходимое приобретение, больше 3 тыс. рублей получить не смогла.

Удачнее всего ушел радиоприемник главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, пытавшегося выкупить его себе обратно — 50 тыс. рублей за лот. Ахеджакова, отдавшая на аукцион старый самовар с подносом, смогла принести аукциону 13 тыс. рублей — за лот бился Павел Гнилорыбов.

Всего для «узников» удалось выручить чуть более 200 тыс. рублей — это столько же, сколько в 2012 году, и более чем вдвое меньше, чем в 2013. «Все помнят про „узников“, но никто не помнит про их семьи», — сказал Венедиктов со сцены, удивившись тому, что зал не был набит битком.

Аукцион в поддержку тех, кто все еще ожидает приговора по «Болотному делу», проходит в третий раз, но является не единственным и не основным способом сбора денег на адвокатов и поддержку семей. На митингах оппозиция постоянно собирает деньги для узников, организации «Росузник», «Комитет 6 мая», Союз солидарности с политзаключенными и другие стараются привлекать средства через интернет и друзей прямо на Яндекс.кошелек и другие интернет-счета.

 

Виктория Владимирова

 

Оригинал текста на Йополисе

Читайте нас в ТвиттереФейсбукеВКонтакте

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"