906. ВОСЕМЬ СОВЕТОВ БУДУЩИМ РУССКИМ НАЦИОНАЛИСТАМ


Русскоязычные новостные ленты забиты сообщениями об украинских событиях. События действительно значимые – сенсационные, страшные, безнадёжные или, наоборот, обнадёживающие, иногда трагикомичные или фарсовые. По всем азимутам идут прорывы, котлы, манёвры, бойкоты, одержания и перемоги.

Но на самом деле военная фактология тривиальна и сама по себе значит мало. Ясно, что на Украине разгорелась гражданская война, и две стороны с остервенением ведут друг против друга борьбу на уничтожение. Военные действия достигли обычной в таких случаях степени интенсивности, дальнейшая эскалация может идти за счёт вовлечения в зону боевых действий новых областей.

Поскольку такие конфликты имеют расовую и социальную подоплёку, а механизмы легального прекращения войны отсутствуют, они длятся годами, и даже десятилетиями. Достаточно вспомнить новейшую историю Перу или Колумбии.

Украинцы наивно полагали, что взятие Славянска что-то решит. Оно не решило ничего. Наоборот, произошла эскалация конфликта. Если падут Донецк и Луганск, сопротивление перейдёт в другую фазу, но всё равно продолжится, быть может, в формах даже более страшных, чем сейчас.

Как я уже неоднократно писал, такого рода столкновения заканчиваются только физическим уничтожением одной из сторон или расколом страны.

Вне всякого сомнения, убить миллион граждан Украины и ещё пять миллионов обречь на многодесятилетнюю эмиграцию для современного Киева не проблема.

Проблема, однако, в том, что параллельно произойдёт (уже идёт полным ходом и носит необратимый характер) культурная деградация государства. Год назад на Украине стали бить людей палками по головам и полностью ИГНОРИРОВАТЬ чужие интересы. Сейчас людей сжигают фосфорными бомбами и наматывают на гусеницы танков. Жизнь конкретного гражданина не значит ничего. Если человека разорвало снарядом на улице, то ему просто «не повезло», и нечего орать. «Раздавили кошку».

Завтра так будут поступать не с рядовыми гражданами, а с конкурентами внутри правящей верхушки. Запрет ведущих партий Украины уже начался. Дальше будет однопартийная система с террором и показательными судилищами над предателями родины и дезертирами.

Остановить этот процесс без внешнего влияния невозможно, но влияние США на Украине идёт совершенно вне контекста демократических преобразований. Думаю, американцы радуются, потому что нашли в украинцах тот карикатурный образ граждан империи зла, который создал их агитпроп к 70-м годам 20 века. Им кажется, что это люди с безнадёжно тоталитарным мышлением, с которыми можно разговаривать только на языке коротких приказов и несложных поощрений. То есть США занимается в Киеве ни много ни мало как реконструкцией СССР в их понимании. По их мнению, именно такое общество должно быть жизнеспособным в русских условиях, и обеспечивать чёткое исполнение дипломатических директив.

Нетрудно понять, что это ни что иное как американский карго-культ британского Советского Союза. Англичане жителей СССР по-своему любили и неплохо знали русскую культуру, что позволяло им виртуозно осуществлять функции внешнего управления. Американцы имеют дело с собственной злобной карикатурой и являются жертвами собственной одурманивающей расистской пропаганды. Поэтому руку помощи от Вашингтона тонущие в кровавом месиве украинцы не получат никогда. Очередная гиперподлость, вроде сбития пассажирского самолёта, и очередная ступенька мракобесия, вроде разгона парламента, будут вызывать со стороны Вашингтона понимание и одобрение («онижедиты»).

И, тем не менее, спасение Украины возможно. Я не об отдельных регионах, перешедших под юрисдикцию РФ, а о стране в целом.

Спасение Украины в русском национализме, который один в состоянии спасти и замирить несчастное государство. Только национальная Россия может протянуть руку помощи Украине, прекратить кровопролитие, нормализовать экономику и спасти 45 миллионов человек от патологической культурной деградации.

Сейчас этого нет, РФ не национальное государство, хотя даже в таком качестве делает очень много для спасения ситуации. Любая другая страна на месте РФ давно бы разорвала с Украиной дипломатические отношения, объявила экономический бойкот и целенаправленно обрушила местную национальную валюту (для такого обрушения у Москвы есть все возможности).

Но в общем РФ к Украине добродушно равнодушна, как и к собственным русским гражданам. Может быть, это помогает избегать прямого ввязывания в международный конфликт и дает массу других преференций, но в самой Украине делает ситуацию безнадёжной.

Проблема в том, что русские националисты не только не пришли к власти в Москве, а им только предстоит оформить свою идеологию и стать серьёзной политической силой. Произойдет это достаточно быстро, необратимый процесс, -спасибо Обаме Мудрому, — уже пошёл, но всё равно он займет по ВОЕННЫМ меркам много времени.

Я лично никогда не был националистом, ибо для меня, как философа, любая форма идеологии это случайные рамки для глубоко закономерного и поэтому враждебного любым случайностям процесса мышления.

Но я также всегда признавал важность и естественность национальной идеологии, и постоянно испытывал её отсутствие на собственной шкуре. Ибо имел несчастье быть русским в обществе, где всё русское механически презиралось и оплёвывалось. Хотя бить, как сейчас на Украине, не били, признаю. И на родном языке говорить дозволяли без стеснений. Это большое дело – раньше я это как-то недооценивал.

Ввиду этого хочу дать несколько добрых советов авторам зарождающейся национальной доктрины.


1. Характерной ошибкой молодого национализма является зацикливание на преданьях старины глубокой. В случае России этого следует посильно избегать. Всевозможные стародавние сказания в эпоху гиперинформации выглядят нелепо и легко оспариваются, а мощного пропагандистского аппарата у русских не было сто лет и не будет ещё лет двадцать. Государственное легендирование старых стран легко задавит все Велесовы книги, всех Гостомыслов и Ярославн, а ещё и вывернет наизнанку и будет бить нам челом нашим же добром. Вроде тоталитарного идиота «Ивана» «Грозного» и тому подобной лунгиноподобной абракадабры.

У русских есть интересный и своеобычный 17 век, век становления русского мира, и два триумфальных века Российской Империи – на это и следует опираться в своих культурных претензиях и в своей культурной маркировке. Этого более чем достаточно, ведь бухтение речистых былинников, как правило, прикрывает отсутствие реальной истории, и всегда – истории позитивной. И того и другого в истории России – НАВАЛОМ.


2. Следует также всячески избегать со стороны идеологических противников выведения русских на решение проМблемы «Человек ли вы? Докажите!»

Все размышления на темы «особого пути России», «пятнадцатого Рима», «евразийства», якобы возможного «выбора между европейским и азиатским путём развития» и т.д. есть невыразимая пошлость междоусобной борьбы пропагандистских аппаратов европейских государств 19 века. Сама попытка спора в подобном ключе есть заведомое оскорбление.

Поэтому отметать подобные заходы следует как бы резвяся и играя, с добродушной улыбкой. Примерно так:

— А вот Николай II изверг коронованный, тоталитарно мучил трудящихся, сатрап азиатский.

— Точно так, печальное наследие монголо-татарского ига на троне. Вот король Англии, его ДВОЮРОДНЫЙ БРАТ, совсем другое дело. Это демократ, настоящий европеец. Да и на лицо поприглядистее. Правда, говорят, в Лондоне однажды пошалили и переоделись, так к Николаю II подданные стали по-английски обращаться. А он, чурка азиатская, им по-английски и отвечает с монгольским прищуром. Издевается.

— Напрасно иронизируете, ведь Николай же немец, а не русский.

— Да, да, да, вот я и говорю, что Виндзоры англичане, не то, что Романовы. Ведь одно дело на российском троне Гольштейн-Готторпы, и совсем-совсем другое Саксен-Кобург-Готские на английском.

— Но в России самовластие, феодализм.

— Точно так. Был. А в 1917 году все титулы-звания отменили, живут не графья-князья, а граждане. По закону совершенно равноправные. Англия вот припозднилась. Да и Испания. Да и Бельгия. Да и Швеция. Да и ещё. Вроде уж в мире не осталось монархий – в Непале даже вопрос решили. А больше 50% монархий – в Европе. Вот о чём бы подумать в Страсбургском парламенте. Вроде 21 век на дворе — неудобно так унижать людей.

— Это кто унижает? В 1917 году царскую фамилию казнили, установили гнусную диктатуру.

— Тоже правильно. Казнить надо было на площади, как в Париже. А так недемократично. Да и что расстреляли, много чести. Отрубить голову самое оно. Диктатура вот на славу удалась. Прям как Маркс-Энгельс в Лондоне советовали.

Ну и т.д. Этот разговор про белого бычка можно вести до бесконечности. Важно не горячиться и не отвечать серьёзно. Кто в таких случаях срывается и серьёзничает – проигрывает. В этом и заключается игра. Европейская игра.


3. Подобно тому, как в буддизме есть хинаяна и махаяна, в русском национализме есть малый путь и большой путь. Малый национализм это признание великороссов, украинцев и белорусов отдельными народами. При этом обычно добавляется, что народы это братские, но братских народов, вообще-то, не бывает. Есть близкородственные народы, очень часто находящиеся друг с другом в крайне неприязненных отношениях, — в том числе именно из-за своей похожести. Испанец видит на себя карикатуру в португальце, португалец – в испанце. Больший народ хочет включить младшего брата в единую патерналистскую семью, младший брыкается всеми силами вплоть до национального предательства. Это бывает не всегда, но идиллических отношений просто невозможно найти.

В целом разделение близкородственных народов всегда невыгодно, но в разной степени. Для более крупного народа это невыгодно абсолютно, меньший народ получает много утешений – и прежде всего полную самостоятельность для развития собственной элиты.

Поскольку великороссы и численно, и экономически, и территориально, и культурно резко преобладают над украинцами и белорусами, великорусский националист просто не может исповедовать «малый путь». Если это происходит, значит, он не великоросс.

Украинцем и белорусом, исповедующим хинаяну, конечно, быть можно, правда неумолимый ход событий всё больше доказывает крайнюю невыгодность и даже опасность этого пути в условиях востока Европы. На этом навернулась Югославия, а теперь и Украина. Когда навернется Белоруссия – лишь вопрос времени.

Большой путь это признание русскими (немцами) и великороссов (пруссаков), и украинцев (баварцев), и белорусов (ганноверцев). Оснований для этого больше, чем у немцев, ведь у русских единая вера и единая государственная история. Ни Белоруссия, ни Украина не были ранее отдельными государствами.

Как это объединение оформить юридически я писал в посте №874. Настоящий пост с ним тематически связан.

Нетрудно заметить, что современные власти РФ твёрдые хинаяновцы и ведут себя по отношению к украинцам как к отдельному народу. Это НЕЗЫБЛЕМЫЙ ПОСТУЛАТ. И в этом смысле я не вижу особой разницы между Путиным и Порошенко.

Не видит этой разницы и мировое сообщество, которое радостно и честно, можно сказать, со смаком, следует кремлёвской доктрине. В стиле «мужик, сам сказал». И получается, что русские сами в 1991 году признали Крым и Харьков иностранными территориями. И их теперь подвергают международному бойкоту (!) за аннексию… Крыма (!!!) Точно так же Италию можно было бы порицать за аннексию Сицилии и даже Рима, если бы она вдруг с бодуна брякнула про «берите суверенитета сколько можете» и провозгласила взаимную независимость Турина от Милана и далее со всеми остановками.

В 1991 году это и сделали. Кто и зачем вопрос отдельный, я на этом уже останавливался. Но это, конечно, в любом случае не русские.


4. Национализм штука страшно первобытная, «первичная». Поэтому всякого рода намёки-экивоки тут не проходят. Чем проще, тем лучше. Если хотите создать русскую национальную партию, назовите её «Русской Национальной Партией». Добивайтесь закрепления исключительного статуса русского народа в конституции, создавайте государственные механизмы, обеспечивающие приоритет и командные высоты русских в экономике и госуправлении.

При этом следует понимать, что при современном развитии гражданского общества у русских нет и ещё долго не будет закулисных механизмов социальной регулировки.

Если в саду гуляет интеллигентная публика, она сама себя не обидит. Если это простолюдины в смазных сапогах, надо обязательно поставить полицейского – иначе будут драки и перевёрнутые урны. До саморегуляции людям здесь надо сначала кончить среднюю школу, потом институт.

В США практически нет цензуры. Но это только потому, что само общество при помощи частных СМИ способно скомпрометировать или облагородить любой текст на автомате. Вы можете хаять Америку и призывать к её расчленению. Скорее всего, вам не сделают ничего. Но и всерьёз эту пропаганду никто не воспримет до такой степени, что не дадут ломаного гроша ни за один экземпляр. Будете сидеть на табуреточке с плакатиком.

В России стоит выйти на улицу с самой безумной идеей и общество-недоумок побежит за любой тряпкой в семейных трусах. Например, за лозунгом «Свободу и независимость Сибири!» Не потому что кто-то этого хочет, а потому что в идеологически неискушённом обществе показать палец это уже серьёзный призыв, на который откликнутся сотни политических младенцев.

Поэтому везде, где только можно, следует пользоваться государственными институтами, не надеясь на силы заведомо бессильного общественного мнения. Оно постепенно наберет вес и влияние, но это надо быть у власти хотя бы лет 20.


5. У каждого народа есть свои национальные традиции и свои приёмы выживания в нашем сложном и страшном мире. Медуза стрекает ядом, электрический скат бьёт током, краб орудует клешнёй, осьминог использует мимикрию и присоски.

Излюбленный способ национального угнетения – наложение уравнительного запрета на тот род деятельности, который наиболее успешен у народа-конкурента. Например, в случае угнетения армян надо наложить уравнивающие ограничения на предпринимательскую деятельность. Если вы хотите угнетать турок, введите квоты на приём представителей этой народности в военные академии. И т.д.

То же касается особенностей национального законодательства. Например, в начале 90-х в СССР была подорвана многосотлетняя паспортная система, всегда игравшая особую роль в становлении русской государственности и русского самосознания. Мотивы этого разрушения были самые детские – вроде того, что в США паспортов нет, а людей регистрируют по водительским правам.

Да, для Америки 20-го века водительские права это особый идентификационный документ человека, социальный маркёр. Но таким же маркёром в 19-20 веке в России был паспорт.

Для успешного функционирования русского этноса необходима паспортная фиксация национальности и институт прописки. Таковы особенности нашей культуры. Это не хорошо и не плохо, а русские ТАК ЖИВУТ. Турок прирождённый солдат, а армянин — прирождённый торгаш. Что они этом хотят сказать? А ничего – это их способ национального существования.

Профессор Преображенский сказал:

— Дайте мне бумажку. Но чтобы это была окончательная, формальная бумага. БРОНЯ. Чтобы ни одна тварь даже близко не подошла к квартире.

Бумажку у русских отняли, выдали взамен филькину грамоту и теперь они совершенно беззащитны. А вот с паспортом – не-ет, русский с паспортом это зверь страшный. Это краб в стальном панцире и с огромной клешнёй.

Люди, которые паспорт отняли, русскому дурачку сказали:

— А зачем он тебе? Бьют-то не по паспорту, а по роже.

Но по роже бьют евреев. А русских бьют по паспорту. И если у русского не написано в паспорте что он русский и что он живёт в своем родном городе, он мгновенно превратится в ничтожного еврея. Уже превратился. Такой народ.

Русский живет по сценарию и документам, сам по себе он никогда не сможет доказать себя и защитить своё достоинство. С бумажкой – пойдет на костёр, и ничего вы с ним не сделаете. Таковы особенности его национальной идентичности и их надо уважать.

У русских в РФ отобрали вид на жительство. Без паспорта они всегда будут жить на птичьих правах.

Это можно считать русской слабостью, русской силой, русским бзиком, но это так и ничего с этим поделать нельзя. Если хотите построить национальное русское государство, надо начать с этого и на этом стоять ДО ПОСЛЕДНЕЙ КРАЙНОСТИ. Паспорт, объясняющий национальную и территориальную идентичность, это кащеева игла русской жизни.


6. Существует национализм малого народа и существует национализм большого народа. Это разные вещи. У русских до сих пор ложные представления о своем значении и весе. Это внушено столетней и почти беспрерывной пропагандой. Русские очень большой народ, народ-гигант. Ленин как-то сказал: «Действительное впечатление можно произвести только чрезвычайной жестокостью».

Это действительно так – для басков, евреев, армян или тех же галицийцев. Или, если брать не количественную, а культурную шкалу, — для нигерийцев или арабов.

Но русским политический экстрим ни к чему. Силовое решение вопросов возможно, но в 95% случаев для русских будет достаточно простого голосования и следования самым простым демократическим процедурам.

Как добиться места под солнцем или даже культурного и экономического преобладания этническим коротышкам? Очевидно, только тактикой «мал клоп, да вонюч». Чем больше крика, больше толкотни локтями и откровенного жульничества, тем больше шанс, что коротышку не затопчут, коротышку заметят, коротыше дадут подержаться за государственную сиську.

Но русский случай (в России) это совсем другое. Действовать надо примерно так:

— В целях борьбы с проявлениями русского шовинизма и для обеспечения прав малых народов Российской Федерации вводится ограничительная квота для граждан-великороссов. Их численность в органах управления должна полностью соответствовать общей численности великорусского населения, то есть составлять 83%. Случаи превышения процентной нормы должны фиксироваться специальной комиссией по национальным вопросам и строго караться.

Такого разворота событий национальные меньшинства РФ бояться как огня и всячески провоцируют русское большинство на противоправные действия или действия дискриминационного характера. Тактика понятная, но русским не выгодная.


7. Русская культура всегда была и будет культурой подражательной, но не надо также забывать, что это культура достаточна старая и может подражать самой себе. То есть следовать своим традициям.

Наиболее успешный способ решения проблем в русских условиях это мышление по аналогии. Если стоит какая-то задача, надо посмотреть, как её решили (а её уже решили) в Германии, Франции или США. Потом суммировать опыт и применить к русским условиям. Так, в общем, и поступают, но постоянно совершают при этом две ошибки. Во-первых, почему-то произвольно берут один пример решения и игнорируют другие. А во-вторых, — что ещё печальнее, — из числа рассматриваемых вариантов систематически вычёркивается сама Россия. А ведь Россия уже была передовым европейским государством и в русской истории накоплен большой опыт решения всевозможных юридических, социальных, экономических и военных проблем.

Непрошенные европеизаторы России, все эти Тамерланы Гайдары и Ирико Хакамады, систематически вычёркивали Российскую Империю из числа государств-образцов для Российской Федерации. Уже это обеспечило необыкновенную корявость, а зачастую и бессмысленность проведённых реформ. Ибо своим опытом надо пользоваться ПРЕЖДЕ ВСЕГО. Разрабатываете лесной кодекс – смотрите, как было поставлено дело в Российской империи. Не годится, тогда рецептируйте, на здоровье, кодекс Германии или Франции. Ибо делалась вещь русскими людьми и для русских условий.


8. Революция 1917 года не была революцией демократической и не была революцией социальной. Либеральная и социальная риторика были лишь грубой мишурой, прикрывающей этнический и колониальный характер произошедшего переворота. На 50% этот переворот был украинским и именно украинский сепаратизм придал событиям фатальный характер.

Украина никогда не будет новым центром консолидации земель российского ареала, она для этого слишком мала. Но она достаточно велика, чтобы блокировать или радикально замедлить эту консолидацию вокруг Москвы. Гражданская война 1918-1921 это на 50-60%% события на Украине, а сами самостийные украинцы – становой хребет советской номенклатуры. Без украинских низовых и средних партаппаратчиков колосс КПСС повис бы в воздухе, превратившись в изначально чужеродную России организацию национальных меньшинств. В результате всё бы закончилось к 1928 году, а скорее всего, белые разгромили большевиков в 1919.

Хитрые новиопы всегда будут навязывать русским националистам бессодержательные разговоры о торсионных полях, мировом коммунизме, мумии Ленина, белом деле, Власове, Дзержинском, Биробиджане, гиперборейской элоквенции, освоении космоса, масонской эмблематике и тому подобной чепухе на постном масле, стремясь затушевать ГЛАВНЫЙ ВОПРОС – кто является государствообразующим народом России и кому здесь принадлежит власть и будет принадлежать всегда, пока будет существовать русское государство.

Русские должны механически переваривать и отторгать всех капиталистов-коммунистов, всех либералов-тоталитаристов, всех мещан-интеллигентов, относящихся к русским враждебно и являющихся реальными конкурентами для русских. А там, на этнической свалке по всему миру пусть спорят, кто лучше – Власов, Унгерн, Ленин или Аджубей. Или даже хоть Николай II.

ОТДАВАЙ ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ И ВАЛИ НА ВСЕ ЧЕТЫРЕ СТОРОНЫ.

источник — galkovskygalkovsky 
[3 ссылок 671 комментариев 2013 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Источник: «Живой Журнал»
Опубликовано автоматически, мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: Обзор ЖЖ