Блог Йода, «Я неизлечим?»: 9 лучших произведений стрит-арта Москвы

Столичное уличное искусство уже давно живет своей жизнью. Бетонные и кирпичные стены от окраинных промзон и спальных районов до самого центра служат холстами для уличных художников. Кто-то из них со временем «легализуется», а кто-то так и остается в подполье. Так или иначе, в городе постоянно появляются новые рисунки. Мы собрали самые интересные и значимые из них и поговорили с их создателями.

 

Поп-арт на Мытной

Стену на доме № 12 по Мытной улице украшает яркий поп-арт от группы 310. По словам Степана Краснова, одного из авторов, место само продиктовало сюжет. Неподалеку, в проезде Апакова располагается трамвайное депо. Отсюда и название рисунка: «Апаков и вагоновожатые».

«Всегда хочется, чтобы картинка соответствовала контексту, — рассказывает Степан, — Познакомившись с историей названия переулка, мы сразу поняли, о чем будет работа».

Арт-группа 310 работает как над большими рисунками, так и над маленькими (работы в Колпачном переулке — «Йод»). А поп-арт, по словам автора, стал своего рода визитной карточкой группы 310.

«Поп-арт — это одна из серий, над которыми мы работаем. Но она, пожалуй, самая известная и запоминающаяся, — объясняет Степан, — Для меня самое привлекательное и интересное в этой серии — эстетика воспроизведения гиперувеличенного печатного растра. Но у нас есть множество других работ, глядя на которые люди могут и не подозревать о нашей причастности».

Степан рисует с 97-го года. Спустя более 15 лет его увлечение стало стилем жизни и источником дохода. Он сотрудничает с различными галереями, частными заказчиками и коллекционерами.

«Тогда на улицах Москвы вообще не было граффити, так что меня можно считать динозавром московского граффити. Ведь я один из немногих, кто активен на улице до сих пор», — заключает Степан.

 

Гравюры Альбрехта Дюрера в Большом Спасоглинищевском переулке

Необычные рисунки украшают будку во дворе дома 9/1 по Большому Спасоглинищевскому переулку. Она украшена гравюрами Альбрехта Дюрера. Целью художника Максима Косаткина была законченная смысловая композиция из наиболее сильных работ Дюрера с добавлением цвета. Так, на одной площади воссоединились «Меланхолия», «Всадники апокалипсиса», «Четыре ведьмы», «Мадонна с младенцем» и другие работы Дюрера — сверхъестественное сочетание, стоит признать.

Несмотря на неоднозначность рисунка, больших сложностей с жителями двора у Максима не возникло: «Как и в любом другом месте, находятся люди, которым что-то не нравится, но большинство поддерживали приятными словами и фотографировали. Я считаю, что это победа!».

До этого будку украшала другая работа Максима — «Алиса в стране чудес». Но рисунок был уничтожен в связи с ремонтом помещения.

Максим занимается граффити восемь лет. За это время граффити стало для него смыслом жизни. Для него это и отдых, и работа.

— На мой взгляд, это самое живое искусство, которое может быть. Объектом может быть все что угодно, а масштабы порой поражают!

 

Мост на «Тульской»

Мост недалеко от метро «Тульская» украшает черно-белая панорама, отражающая Москву прошлого века: старые фасады домов, автомобили, которые сейчас принято считать раритетными, локомотив, ведущий за собой состав. Над рисунком работала команда WsMar & letscolors.ru. По словам Виталия Борисова, одного из авторов, сюжет рисунка задает место, где он исполнен.

«Это железнодорожный мост с большой историей, так что изображение старого поезда вполне уместно на нем».

Виталий занимается граффити более десяти лет. Вместе со своей командой он старается отразить в рисунках окружающую среду. Живет Виталий, в основном, за счет «разной фрилансерской работы» и собственных рисунков.

 

«Корабли» на Бартеневской

Жительница дома № 23 по улице Бартеневской обратилась в службу граффити-помощи, которая работала в рамках фестиваля «Лучший город Земли». Она попросила украсить стену невзрачной будки у дома. На просьбу откликнулась граффити-команда ZWS Crew. В результате она была украшена кораблями, уходящими в закат. Участница ZWS Екатерина Рафина рассказывает, что участие в фестивале для нее было экспериментом.

«В то время у меня там работал знакомый. Он и предложил нам этот объект. Почему именно корабли? Люблю морскую тематику».

Екатерина по профессии художник. Граффити занимается пять лет.

 

«Место встречи изменить нельзя»

Действие одноименного фильма разворачивается в Марьиной Роще. Именно там и расположились полюбившиеся миллионам телезрителей Глеб Жиглов и Володя Шарапов. Они следят за обстановкой на районе со стены дома № 4 в 4-ом Стрелецком проезде. Точнее, их портреты. Нарисовать их здесь — идея администрации района. Исполнителями стали художники Сергей Михеев и Владимир Yova.

«Владимир Yova рисовал Высоцкого, — рассказывает Сергей, — Концепция рисунка менялась в процессе его создания. Местные жители иногда просили что-нибудь добавить, поэтому получилась такая коллективная работа. В итоге рисунок получился таким, какой он есть. Такая вот народная роспись».

 

Последняя работа Паши 183

На Знаменской улице, дом № 5 по сей день сохранилась последняя работа одного из выдающихся художников российского стрит-арта Паши 183. Его звали «русским Бэнкси» (знаменитый английский уличный художник — «Йод»).

Куча мусора, среди которого череп статуи Свободы, доллары, любимец мужчин начала нулевых Playboy, Coca-Cola, картошка фри, «выбор победителей» Marlboro и другие символы американской мечты, за которой мы все так гонимся. На фоне всего это вопрос, который наверняка задает себе каждый из нас: «Те, кто нас заразил этим, врачуют нам раны.. Я неизлечим?»

Павел умер 1 апреля 2013 года. Ему было 29 лет. Обстоятельства его смерти по-прежнему неизвестны. То же можно сказать и о жизни художника: он тщательно скрывал свою личность от людей и журналистов в частности. Его настоящее имя до сих пор остается загадкой. Паша 183 — так его звали.

 

«Ласточкино гнездо» на Покровке

Совсем недавно на домах № 44 и № 48 по Покровке появилось очередное граффити в так называемом крымско-патриотическом стиле. Однако новые рисунки от предыдущих отличаются отсутствием громких политических лозунгов. Стены двух домов украсили красоты Ласточкиного гнезда. Несмотря на красоту рисунков, многие усмотрели в них политический подтекст. Автор Сергей Дмитричев утверждает обратное.

«Это просто пейзаж Ялты, никакого политического подтекста там нет. Какой эскиз утвердила управа, тот я и воплотил в жизнь».

По словам автора, это больше не граффити, а художественное оформление здания. И многим людям, как и самому Сергею, рисунок нравится. К другим рисункам, связанным с Крымом, Сергей отношения не имеет, хоть и знаком с авторами этих работ.

«Эти рисунки никак не относятся ко мне и моим друзьям, с которыми я рисую и работаю, но почему-то все думают, что это делается одними людьми. Это не так. Лично я имею отношение только к работе «Юра, мы исправились» с Гагариным на Нахимовском проспекте. Мы с другом — авторы этого рисунка. Вот там есть политический подтекст, и я этого не скрываю.

В скором времени Сергей Дмитричев планирует нарисовать что-нибудь и в Крыму. У автора уже есть идеи, но он держит их в секрете.

 

«Цирк» на Трубной

На одном из домов на Трубной улице расположился цирк. Нет, не настоящий — нарисованный. Животные замерли на стене дома № 15. Их нарисовал Алексей Медной в рамках фестиваля «Лучший город Земли». Вдохновившись цирком Никулина на Цветном бульваре, автор решил «поселить» зверей на соседней улице.

«Это работа о свободе животных, которые находятся вне цирка. Попугай, улетающий в небо, и есть символ свободы», — объясняет Алексей.

Позднее под рисунком появилась большая надпись «За цирк без животных!». Художник поступком защитников животных недоволен: «Безмозглые активисты изгадили мой труд, не поняв смысл работы».

Алексей рисует с 98-го года. Для него граффити — это способ вырваться за рамки. Он рассказывает: «На улице намного свободнее рисуется, чем на холсте в мастерской».

Сейчас Алексей занимается оформлением помещений и фасадов зданий.

 

Животные в Химках

Еще одни звери поселились в Химках. Несколько домов — № 3, № 6 и № 9 по улице Горшина украшены жирафом, зеброй и слоном. Идея принадлежит компании «Социальные проекты» — она разработала эскизы. Исполнители — Евгений Ches и Akse.

«Мы отвечали только за реализацию задумки, — рассказывает Ches, — Знаете, многие художники стремятся рисовать в центре Москвы, пренебрегая окраинами. Я же считаю, что исторический центр Москвы нужно наоборот разгружать. Он и так перенасыщен информацией: все эти рекламы, указатели, вывески. Мне кажется, радужные работы на окраинах города куда более благоприятно влияют на эстетическое и духовное состояние жителей столицы».

Евгений рисует с детства. Сначала он перерисовывал в тетрадь вкладыши от жвачек, потом вышел в подъезд рисовать маркером модные в 90-е черепушки, а затем добрался и до улицы. Сейчас Евгений занимается различными арт-проектами. Продвигает свое стрит-лайф-агентство Forma, которое он создал вместе со своим другом Алексеем Крю.

 

Альберт Хабибрахимов

 

Оригинал текста на Йоде

Читайте нас в ТвиттереФейсбукеВКонтакте

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"