Что с нами… (продолжение 2)

Сначала по поводу комментариев. На первый пост «Что с нами» я получила более 400 комментариев, в основном враждебных. Там и нецензурная брань, и самые замысловатые проклятья, и пожелания скорой смерти и т.п. Всего этого так много, что похоже на организованную спланированную акцию. Но возможно это естественная реакция 85% наших граждан. Я могла бы удалить всю эту матерщину, но я решила её сохранить. Объясню, почему. Действия России на Украине могут спровоцировать мировую войну, даже ядерную. Наш с его больным самолюбием как бы не нажал на кнопку. Но когда-нибудь война кончится и тогда историкам (если будут историки и вообще кто-нибудь уцелеет) необходимо будет разобраться, понять, как такое могло случиться, с чего всё началось. Я думаю, что эти злобные людоедские комментарии помогут им найти ответы на их вопросы.
Хочу поделиться новыми впечатлениями. Вчера на «Эхе Москвы» в «Особом мнении» Г. Сатаров рассказал забавное. В 2003 году он бывал у Ходорковского. Там он встречал олигархов, как он их назвал «богатых буржуев» и среди них тех, кто был вхож к Путину. Он спросил у них, как они решают, что непременно нужно сказать Путину, донести до него, решают ли они это заранее, договариваются ли. Они ответили, что заранее они решают только то, о чем ни в коем случае Путину нельзя говорить. А нельзя говорить ничего, что может не понравиться Путину, огорчить его. В 2003 году Путину уже говорили только то, что ему приятно слышать. Так что теперь, когда Ангела Меркель говорит, что наш президент ей врёт глаза, возможно, он сам убежден, что говорит правду, ведь она сама некоторое время назад сказала, что он живёт в параллельной реальности.
…И еще вчера на «Эхе» Глеб Павловский, политтехнолог, который в свое время был политтехнологом Путина и продвигал его к власти, сказал, что сегодняшний Путин – это человек с измененным сознанием и поэтому совершенно непонятно, чего можно от него ожидать. Он не способен просчитывать риски, вообще не способен что-либо просчитывать, поскольку живет в другой реальности. И при этом – он президент ядерной державы, держит руку на кнопке. Жутковато, правда? И новая вспышка нашей дружбы с Ираном, который мечтает о ядерном оружии и даже наметил цели, которые этим оружием он поразит в первую очередь, как-то тоже ничего хорошего не сулит.

В связи с нашим величием и духовностью и ничтожностью других стран, которые, конечно же, в духовности не могут с нами сравниться, я хочу написать о некоторых своих наблюдениях из жизни стран, конечно же не столь великих, как наша, и стоящих несравненно ниже нас по уровню духовности.
Моя ученица Аля одно время была учительницей в Вальдорфской школе. В Москве таких школ было три. Не стану объяснять, что такое Вальдорфская педагогика, интересующиеся могут найти информацию о ней в Интернете. Основатель этой педагогики Штайнер был немец, и больше всего таких школ в Германии и Финляндии. Летом ученики Али уезжали в Германию в летние детские лагеря, а школьники из Германии приезжали к Але в Москву. Они приезжали не отдыхать, это было у них что-то вроде третьего трудового семестра. Они должны были здесь заниматься социальной работой. У нас она называется благотворительностью, и занимаются ею отдельные волонтеры, а там занимаются все в том или ином виде. К Але приехали два мальчика и две девочки, и она не очень знала, что с ними делать, к чему их приставить. Мальчиков она отвела в храм Космы и Дамиана в тот день недели, когда там устраивают обед для бомжей. Сама она никогда на таких обедах не присутствовала, но считала, что мальчики смогут обслуживать обедающих. Войдя в церковь, где были расставлены столы, она захотела тут же уйти. В церкви стоял густой, невыносимый запах немытых тел, грязной одежды, нечистого дыхания, и вид обедающих бомжей был очень непривлекательный. Аля подумала, что за ее спиной сейчас стоят два безупречных джентльмена и что же они чувствуют, и нужно поскорее их отсюда увести. Оглянувшись, она увидела, что мальчиков рядом нет. Она оглядела зал. Ее джентльмены, засучив рукава, с серьезными лицами сноровисто убирали грязную посуду со столов и подавали бомжам десерт, как будто всю жизнь этим занимались.
Девочек Аля отвела в больницу, в отделение, которым заведовал друг ее родителей. Назавтра она позвонила туда и спросила, как там ее фройляйн. Ей ответили, что барышни драят туалеты. Работают очень старательно, унитазы сияют.
Вот так в бездуховных странах воспитывают детей.
На прошлой неделе меня навестила моя внучатая племянница Женя, которая постоянно живет в Финляндии. Те, кто давно читает этот ЖЖ, возможно помнят, что благодаря ему я нашла членов своей семьи. Мой дядя Яков – родной брат моей мамы, его жена тетя Катя, их сын Ионя и дочь Надя до войны жили в деревне Карловка Полтавской области. Мы иногда проводили у них летние каникулы. В 1938 году моего дядю репрессировали. Его арестовали как раз летом, во время каникул, я это видела. Следующие два года мы, как всегда, отдыхали в Карловке, а в 1941 году началась война и мы потеряли связь с этой семьей. После войны мы пытались их разыскать, но безуспешно. Мы понимали, что они остались на оккупированной территории и думали, что они погибли. Тетя Катя была украинка, но дети наполовину евреи и муж еврей – мы думали, что немцы их расстреляли. Моя мама умерла, так и не узнав, что они пережили войну. Свой блог я начала с воспоминаний. Очень подробно писала о бабушках и дедушках, дядях и тетях и пр. Эти воспоминания попались на глаза внукам моего дяди Якова, сыновьям Иони, они связались со мной и теперь у меня большая семья. К сожалению, сам Ионя умер за год до этого. Если бы я начала вести блог на год раньше, то могла бы с ним увидеться.
Один из двух моих так счастливо найденных племянников живет в Финляндии. Он художник-абстракционист и из Финляндии прислал мне свою картину. Она мне понравилась и висит сейчас у меня в комнате на почетном месте. А Женя — его дочь. В Финляндии она работает в финском филиале Российской энергетической компании. Эта компания каждый год собирает своих сотрудников на симпозиум в каком-нибудь интересном городе. На этот раз мне повезло, их собрали в Москве. Так я познакомилась с Женей. Внучатая племянница мне очень понравилась – красивая, умная, очень живая.
Всю эту длинную скучную и никому не нужную преамбулу я написала для того, чтобы пересказать вам то, что Женя рассказала мне о Финляндии. Вакханалия потребления, которую мы видим у нас и предполагаем, что то же происходит в других странах, Финляндии не коснулась. В Финляндии не покупают новых машин, пока старой еще можно пользоваться, то же самое с мебелью и одеждой. Женю поразило количество новых машин и дорогих иномарок на московских улицах. В Финляндии покупать дорогое и кичиться своим достатком не принято, это дурной тон. В Финляндии высокие зарплаты и как-то у всех одинаковые. Пособие по безработице несколько меньше, чем зарплата, но много выше, чем зарплата у нас. Финны ездят на недорогих не новых машинах, очень скромно одеваются, а интерьеры их квартир – образец минимализма. Все живут одинаково, включая премьер-министра, сидят по вечерам в одних и тех же заведениях и премьер-министр с ними, и никакой охраны у него нет.
Получается, что общество социального равенства, о котором веками мечтало человечество, уже существует. Финляндия.
Что-то похожее мне рассказывали о Швеции. Давно, еще в советское время, мой знакомый год прожил в Швеции, и был удивлен какой-то гармоничностью шведского общества. Он рассказал такой забавный случай. В один из первых дней своего пребывания в Швеции, он зашел в книжный магазин. Тогда, если помните, все, кто бывал за рубежом, покупали в книжных магазинах книги русских авторов, которые у нас не издавались, роман «Доктор Живаго» например. Мой знакомый смотрел книги, а в магазин вошел еще покупатель. Когда мой знакомый выбрал книгу и обратился к продавщице, она сказала: «Извините, я хочу сначала обслужить этого покупателя. Он пришел позже, но все-таки это наш король».
Ненависть, зависть – все дурные чувства порождаются социальным неравенством. Я думаю, что там, где нет этого неравенства, таких чувств меньше, а значит и духовный уровень выше.
Людмила Алексеева рассказала такой случай из своей жизни в США. Он не касается отношений между людьми, но как-то людей характеризует. Людмила Михайловна недолго жила в Америке, в маленьком городке. Как-то раз к ней пришли люди, живущие поблизости, и спросили, не хочет ли она стать членом Комитета по защите уток. Она сказала, что не хочет. Тогда у нее спросили, не хочет ли она пожертвовать сколько-нибудь денег в фонд защиты уток. Она попросила объяснить ей, что это за Комитет, что это за фонд и на что пойдут деньги. Ей рассказали, что утки, которые живут в ближайшем пруду, болеют, потому что пруд загрязнен. Уток нужно переселить в другой пруд, а из этого пруда нужно спустить воду, почистить его, наполнить чистой водой и потом перевезти уток обратно. У Людмилы Михайловны эта затея вызвала сочувствие, она посмотрела список жертвователей и дала столько, сколько в среднем давали другие. В нашей высокодуховной стране мы редко участвуем в подобных мероприятиях.
Я уже писала об американцах, которые приезжали в Москву с целью усыновления русских больных детей и останавливались у нас (ссылка). Я писала, что никогда не видела таких отношений между супругами и таких отношений между родителями и детьми, как в этих семьях. А несколько дней назад моя знакомая, работавшая в посольствах испано-язычных стран, рассказала мне еще одну историю усыновления.
Муж и жена, сотрудники посольства Чили, решили усыновить русского ребенка, конечно больного, здоровых иностранцам не дают. Они принесли в посольство мальчика, в возрасте примерно 1 год и 3 мес. Мальчик не ходил, и даже не стоял, руки у него были какие-то скрюченные, глаза смотрели в разные стороны. Когда мальчика развернули, моя знакомая и другие русские сотрудники посольства пришли в ужас и стали наперебой отговаривать чилийцев от усыновления. Чилийцы слушали их, не очень понимая их испанскую речь, а когда они кончили, будущий отец спросил их: «Вы думаете, мы не сможем помочь этому мальчику? Вы думаете, у нас ему будет хуже, чем в детском доме?». Русские сотрудники посольства так не думали и чилийская пара не могла понять, в чем же суть их возражений. Мальчика они взяли и почти сразу же уехали в Лондон, их туда перевели. Через год они приехали с мальчиком в Москву. За год мальчик изменился. Глаза по-прежнему смотрели в разные стороны, но руки были менее скрючены и он ходил. Был красиво одет, стал толстым и румяным и уже не производил того ужасного впечатления. А приехали чилийцы в Москву для того, чтобы взять второго ребенка – девочку. Девочку они взяли того же возраста, каким взяли мальчика. Недостатки и уродства этой девочки я описывать не стану, но они были.
Года через два моя знакомая увидела фотографии этих детей. Мальчику сделали операцию, он больше не косил, выглядел здоровым и красивым. Девочку тоже вылечили, физические недостатки не были видны.
Сейчас моя знакомая нашла эту семью в Интернете. Мальчику 17 лет, он высокий стройный красавец, еще не женат, но помолвлен. На фотографии стоит рядом со своей очаровательной невестой. И девочка прелестная. Между прочим, они знают, что они русские и что их усыновили.
Только не рассказывайте мне о тяжёлой судьбе наших усыновлённых детей в Соединённых Штатах. Америка, конечно, не Царствие Божие на земле, там всё возможно, но по статистике в нашей стране каждый год 2600 детей погибает по прямой вине родителей. Так что американцам до нас ещё очень далеко.
Это я всё рассказываю к тому, что, может быть, нам нужно немного успокоиться и перестать так громко истерически кричать о своей духовности, мы ей уже всех достали. Никаких доказательств не приводим, никаких аргументов, примеров, а просто тупо твердим о своём духовном превосходстве. Мы, вероятно, думаем, что повторения заменяют доказательства. Нет, не заменяют. В этой своей позиции мы выглядим жалко и комично.

источник — tareevatareeva 
[0 ссылок 73 комментариев 3700 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями

Источник: «Живой Журнал»
Опубликовано автоматически, мнение администрации сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: Обзор ЖЖ