Блог Йода, Докторская вместо хамона

Правительство ввело годичный запрет на поставки мяса, рыбы, молока, сыра, овощей и фруктов из стран, которые ввели санкции против России. Официальные лица обещают, что этим продуктам найдется замена, однако очевидно, что полноценно все заменить невозможно, а глобальные потрясения на рынке, скорее всего, вызовут рост цен даже на российскую продукцию. Мы спросили у экспертов, как изменится ассортимент магазинов и ресторанов в связи с новыми запретами и с какими продуктами стоит попрощаться.

 

Александр Ильин,
ресторанный критик

Многие продукты, на самом деле, заменить довольно легко. Например, когда появился запрет на ввоз сыра «Филадельфия», многие боялись, что из московских кафе исчезнут чизкейки. На самом деле, его легко заменить любым другим сливочным сыром, и чизкейки никуда не делись.

Самые большие проблемы со всевозможной гастрономией и деликатесами — хамоном, прошутто, итальянскими и французскими сырами, потому что им аналогов нет. Все остальное более-менее нормально, мясо и рыба доставаемы. С фруктами и овощами проблем не будет вообще, потому что логистические фирмы, которые везут их сюда, берут товар на огромных овощебазах в Европе, где есть все — просто они будут брать не испанские помидоры, а марроканские, а вся логистика останется прежней. Эта система выстроена специально для того, чтобы без потерь соблюсти законы каждой страны. Не говоря о том, что Турция готова заполнить рынок крупных российских городов полностью, да еще и добавить свою молочную продукцию.

Рыба в супермаркетах, в основном, из Китая и Вьетнама. Правда, сейчас мы закупаем американские морские гребешки. Но, на самом деле, это русские гребешки. Их ловят русские рыболовы, продают американцам, те везут их на Аляску, упаковывают и везут обратно в Россию. Это обычный путь дальневосточных морепродуктов, пусть и очень странный. Как только мы выучимся возить гребешки не заезжая на Аляску, все будет гораздо веселее, потому что гребешков столько, что их можно лопатой грести.

Однозначная проблема будет с лобстерами — это только Средиземное море и Канада, больше их нет. Проблемы будут с норвежской семгой, потому что ее много где подают, продают и активно едят. Но лососевые породы, скорее всего, скоро будут возить из Аргентины, там их тоже очень много.

Проблема с хамоном еще вот в чем. Люди, которые его сюда возят, обычно возят и оливковое масло. На хамон очень большая маржа, это главный продукт их бизнеса, а масло идет в прицепе. И когда Онищенко однажды запретил хамон, пропало испанское оливковое масло, и это было большой проблемой, потому что итальянское гораздо дороже.

 

Мария Иванова,
аналитик по продуктам питания Экономической экспертной группы

Информации пока мало, но, скорее всего, расширительно толковать запрет не следует — то есть «фрукты и овощи» означает, что речь идет только о сырых овощах и фруктах, а не о фруктовых соках или овощных консервах. Обычно они попадают в другую товарную группу. Я думаю, что до конца еще все детали и будущий эффект для рынка не понимают даже те, кто этот запрет составлял.

Также сюда не попадают продукты западных фирм, которые производятся в России. Например, сыр, который производится в Голландии, через таможню не пройдет, но производству сыра голландскими компаниями в России это не угрожает. Правда, за исключением низшего ценового сегмента, большинство сыров в российских супермаркетах импортные, и эти прилавки будут, безусловно, пустыми — у нас такие сыры не производятся в принципе, заполнить эту нишу нечем.

Мы импортируем достаточно много сырого молока, в том числе в Евросоюзе. То есть молоко в магазинах под российскими марками совсем необязательно производится полностью на основе отечественного сырья, там тоже используются импортные продукты. То же самое с мясом — наши производители колбас и другой мясной продукции используют много импортного сырья. Не говоря уже о том, что можно забыть про хамон или пармскую ветчину.

Проблемы будут со ставшими популярными в последние годы видами рыбы. Например, дорадо и сибас из Испании и Греции, камбала из Франции и другие. Конечно, их можно завести из Турции, но это принципиально другой продукт по качеству.

 

Сергей Шмелев,
председатель правления Национального союза мясопереработчиков

У нас проблема со шпигом — его мы получали в основном из Дании, Голландии, Швеции и Канады. Шпиг — это просто кусок сала без прожилок. В советское время мы выращивали русскую белую свинью, у которой шпиг толщиной 7-8 см, а в последние 20-25 лет перешли на беконный откорм, и у этих свиней шпиг 3-4 см с мышечной прожилкой. В чистом виде его уже мало употребляют, но потребность осталась в производстве колбасы. Например, в «докторской» его нет, но в «любительской» и большинстве сортов сырокопченой и варенокопченой колбасы используется чистый шпиг. Пока не найдут новые источники поставок шпига, ассортимент будет перекошен — колбасы без жира будут производить больше.

Птицу Россия импортирует всего 5-10% от объема потребления, здесь мы достаточно самодостаточны. По говядине импорт составляет 30-35%, больше всего поставляют страны Южной Америки, а по свинине около 20-25%, причем наши предприятия сейчас активно смотрят на Китай.

 

Роман Цирулев

 

Оригинал текста на Йоде

Читайте нас в ТвиттереФейсбукеВКонтакте

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"