Александр Галкин, Про санкции и любовь к вождю

В мае 1999 года, я в составе огромной делегации, в которую входили политики, спортсмены, представители культуры и прочие россияне, посетил «дружественный» Ирак. Визит был посвящен то ли празднованию очередного Дня Рождения великого иракского вождя, то ли празднованию 20 лет его бессменного президентства. Сейчас и не помню уже. Но не столь важно. Страна жила под жесточайшими санкциями международного сообщества. Прямой возможности добраться до Багдада не было никакой. Поэтому летели «Аэрофлотом» до столицы Иордании Аммана, а оттуда ехали автобусом через пустыню около суток.

  На границе у нас пытались отобрать компьютеры. Служба безопасности на полном серьезе считала, что мы можем передавать секретные данные через встроенные в компьютеры модемы. Это 1999 год, и понятно, что никакого Интернета в Ираке не было. Но по прибытию на границу между Иорданией и Ираком компьютеры изъяли якобы «для проверки». Пока нас поили чаем и кормили скромной пищей, их обещали проверить. Чай был выпит, тарелки опустели. Нас стали выпроваживать в автобусы. На вопрос: а когда вернут наши компьютеры, внятного ответа не последовало. Начали скандалить. В ответ службисты пообещали вернуть компьютеры при обратном пересечении границы. Никто в эти восточные сказки не поверил и скандал продолжился. Наконец продавили службистов и технику вернули. Уже в Багдаде выяснилось, что компьютеры в Ираке дорогое удовольствие. Из-за санкций их в продаже нет, но на черном рынке спрос очень большой. Помню, что к нам в гостиничный номер приходил аж целый генерал авиации. Посмотрел наши компы и интересовался ценой возможной покупки…    

   По прибытии нас поселили в 5-ти звездочный отель в самом центре города. Вернее, может он когда-то и был пятизвездочным, но санкции сделали свое дело. Старая мебель, облупленная сантехника и прочие реалии низкобюджетной советской гостиницы были налицо. Вместо полотенца в этом пятизвездочном отеле была некая тряпочка, вырезанная из полотенца… Завтрак в этом отеле был сурово скромен. Зато фиников было до отвала и чай у них очень вкусный. Старый телевизор показывал, кажется, аж целых два канала. По одному каналу нескончаемо пелись песни о великом и любимом Саддаме. По другому каналу шли фильмы эпохи 60-80х годов. По коридору бродил службист. Зайти на этаж и увидеть его прислоненное ухо к какой-либо двери стало обыденным явлением. Никто из нас не сомневался, что в номерах гостиницы установлены жучки. Со смехом, обращаясь к мнимым подслушивающим устройствам, мы, поколение ранней демократии в России, хвалили «самого мудрого, справедливого, бесстрашного» и проч. правителя всех времен и народов. Тогда еще В.В. Путин не был главой государства. Он займет этот пост позже…

   На улицах некогда одной из самых богатых арабских стран царила нищета. Это даже не касаемо бесчисленного потока различных попрошаек и инвалидов. Машины шли нескончаемым потоком. Но что это были за машины: старье, модели 70-80х годов. Залатанные, перелатанные. Современный автомобиль встречался крайне редко, и можно было быть уверенным, что это едет крупный чиновник. Общественный транспорт в виде микроавтобусов тотально обшарпан. Так отразились санкции на стране. Не было никакой возможности обновлять автопарк. В магазинах товар либо отсутствовал, либо продавался по совершенно несносной цене. Качество товара было крайне низким. Фрукты, да пожалуй местное мороженное было и по цене и по качеству достойными. Вот и все.

   Инфляция стояла чудовищная. Тот, кто по незнанию хотел поменять 100 долларов, получал пакет местных денег с портретом вождя. Да, полный пакет, набитый пачками купюр. Что потом делать с этим пакетом, было совершенно неясно. Ибо в гостинице его бы просто сперли, а по городу ходить с ним также не безопасно. Кстати, местные мошенники «выполняли на бис» следующий трюк: покупаешь что-либо стоимостью больше пачки денег. Он при тебе берет банковскую пачку и пересчитывает. В итоге насчитывает там процентов 80 денег. Остальные деньги ловкие пальцы уже успели изъять. А значит иностранный лох должен доплатить. Одним словом, хочешь  жить — умей вертеться…

   Особо запомнился сам день праздника. Всю делегацию привезли на стадион и тщательно прошманали. Стадион был битком набит людьми, которые пели и кричали патриотичные лозунги. Большая часть была посвящена Саддаму Хусейну. Прямо запомнилась мне тогда, напеваемая завывающим арабским ритмом женщиной-певицей, фраза из песни, которой она заканчивала каждый куплет: «О, Саддам!» Самого Саддама мы так и не дождались на празнике в его честь…  

  Еще запомнилось, что на каждой улице встречались плакаты и изображения Саддама в разных ипостасиях.  В военной форме, в гражданской, в национальной. С «массовкой», с детьми и проч. Часто встречались памятники и бюсты вождя. Все пылало патриотизмом и безграничной любовью (гораздо большей нежели 87%) иракского народа к своему Президенту. В данном аспекте нам еще есть куда расти.

  Кстати, народ там весьма приятный и культурный живет. Встречали нас хлебосольно (в меру санкционных возможностей, конечно), показывали страну, памятники мировой культуры, рассказывали о культуре и обычаях. Много узнали мы о стране от прикрепленного к нам службиста Саада. По-русски он говорил практически чисто. Основная «легенда» его работы с нами: чтобы нас не обижали местные. Сейчас не помню деталей, но кажется, что в последний день кто-то из наших купил ему дорогие туфли в подарок. Его были просто рваные. И дело доброе сделали человеку, ну и от пакета денег избавились. Ибо обратного обмена в Ираке на тот момент не существовало…

   О чем текст: любые серьезные санкции для страны это огромнейший урон. И для экономики в целом, и для отдельных секторов и хозяйствующих субъектов в частности. Ну и конечно для людей. Причем для беднейших слоев населения в первую очередь. История тому свидетель.  

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"