Блог «Новой газеты», Рок-молчание

Макаревич поддерживает Украину. Гребенщиков и Шевчук призывают одуматься и остановить кровопролитие. Александр Ф. Скляр всем сердцем стоит за русских на Донбассе. Кинчев тоже. Со стороны может показаться, что наш рок раздирают политические страсти. Это не совсем так. Подавляющее большинство музыкантов войну просто не заметило.

Их можно пересчитать по пальцам, тех, кто открыто высказался против войны. Давайте вспомним. Шевчук, БГ, Бутусов и Леонидов записали пацифистское видеообращение для украинского канала «1+1». Земфира убрала все свои композиции с официального сайта, оставив только одну — собственную версию песни «Океана Ельзи». «АукцЫон», как только начались крымские события, разместил на своей странице перечеркнутое слово WAR. Арбенина во время киевского концерта просила прощения у украинских зрителей: «Я считаю правильным попросить прощения за своих коллег, за тех, кто играет рок-н-ролл и до сих пор вас не поддержал в страшное для Украины время». Василий Шумов выпустил песню «Телевизор Крым». И больше как-то никто не вспоминается.

На другом фланге Кинчев, Скляр, кричавший на последнем «Нашествии» «Мы победим!», Кипелов. Певица Мара, которая чуть ли не единственная проехала с туром по Юго-Востоку и в Харькове на концерте умудрилась устроить что-то вроде пророссийского митинга. Кто еще? «Паук» Троицкий из «Коррозии металла» как всегда морочит всем голову. Одно время уверял, что поддерживает Тимошенко и чуть ли не «Правый сектор». А потом с легкостью проехал с концертами по Крыму и одобрил его отжатие. Ну и, конечно, Николай Расторгуев, любящий порассуждать об украинских фашистах и бандеровских отморозках.

Но вот, пожалуй, и все.

Для большинства других музыкантов конфликта на Украине как бы не существует. Ни антивоенных акций, ни песен, ни реплик со сцены — ничего.

— Последние месяцы, работая с артистами разных жанров, бывая на многочисленных фестивалях, я вижу, насколько вяло люди интересуются украинской темой, — говорит Александр Кушнир, директор самого известного в стране музыкального пиар-агентства «Кушнир Продакшн». — У меня около пяти тысяч читателей в соцсетях, огромное количество музыкантов. На украинские события из них реагируют, по-моему, только Чернецкий, лидер древней харьковской группы «Разные люди», и Роман Неумоев из тюменской «Инструкции по выживанию», который всегда был политизированным человеком. А в общем и целом тусовка молчит. Как будто беда происходит не с нашей страной, а с Марсом или Венерой.

Причем нельзя сказать, что конфликт не повлиял на музыкальную сцену. Еще как повлиял. Русская музыка — традиционно текстовая, за редкими исключениями. А это значит, что русскоязычный украинский рынок для нее жизненно важен. И вот мы его лишились. Слава богу, что это пока не тотально и кому-то удается прорваться. Но несколько групп уже завернули чуть ли не прямо с поезда. Срываются туры, об отмене концертов в Украине объявили «АукцЫон», «Кипелов», «Тараканы!». И то же самое у украинских артистов. Они перестают сюда ездить. Общая тенденция — изоляция, каждый сконцентрировался на своей территории, в связи с чем прокатчики несут ощутимые убытки. На последнем «Пикнике» «Афиши» был самый слабый состав за последние несколько лет. Ряд артистов, в том числе западных, просто отказались приезжать. Подобное происходит и на других крупных фестивалях.

Почему артисты молчат? Ответ очевиден: боятся потерять аудиторию. Это видно и по постам в интернете. Как только делаешь какое-то сообщение на тему войны, как только принимаешь одну из сторон, сразу теряешь примерно половину своей аудитории. Если выступаешь за Украину, лишаешься русской аудитории, и наоборот. Чернецкий, который поддерживает Россию, явно теряет аудиторию у себя в Харькове, а Макаревич здесь. Его поддержало в Сети тысяч пять. Ну десять. Это слезы по сравнению с многомиллионной армией его слушателей. Говорить о войне — все равно что биться головой о стену. Публика уже давно не воспринимает рок как сколько-нибудь протестную музыку. Сейчас это чистое развлекалово. Люди просто не хотят, чтоб их грузили чем-то серьезным. Это раздражает. У каждого своя жизнь: дом, работа, интернет, отпуск. Вот уж лето кончается, а ты еще на Бали не съездил, какая там Украина!

Гром, конечно, грянул, но грянул вроде далеко. А значит, можно жить и развлекаться как раньше. Причем если сорокалетние, те, кто прошел 1991-й и 1993-й, еще хоть как-то откликаются, то молодые не реагируют вообще. Лучшая иллюстрация тому — недавнее «Нашествие». Большинство журналистов удивило пропагандистское шоу военной техники, совмещенное с концертом, а я обратил внимание на другое. Публика-то была довольна! У всех было прекрасное настроение, люди отдыхали, всем всё понравилось.

На Западе хоть Вьетнам, хоть Иран — тема, вокруг которой сразу же устраивают десятки акций, сборные концерты, выпускают альбомы. И никого это не отпугивает. А в России война — маргинальная тема. Будь то Чечня или Украина — никакой или почти никакой реакции. Песен — не наберешь на сборник. Что-то незаметно, чтобы кто-то рвался в протестные музыканты. И в этом главный парадокс: протестный поп-музыкант перестает быть поп-музыкантом, теряет приставку «поп». Потому что это непопулярная в обществе точка зрения. Чтобы выступать сегодня против войны, надо иметь смелость идти не столько против власти, сколько против собственной аудитории. Мы ведь знаем, за кого и за что голосует большинство населения. Но очень хочется нравиться всем, очень трудно через это переступить.

Ян ШЕНКМАН

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"