Александр Иличевский, Пропасть

Когда-то я написал, что страна несет на себе фантомный и реальный шрам — рассечение и пропасть, образовавшуюся клинком XX века — пропасть, разделившую народ на жертв и палачей, на тех, кого сажали и кто сажал, на потомков униженных и уничтоженных и потомков унижавших и пригретых властью, вскормленных пайками, должностями и сытостью номенклатурных и академических институтов. Разумеется, состав этих двух берегов — краев ран — расплывался и смешивался. Тело народа стремится к заживлению, как любая плоть. Есть множество примеров, когда из номенклатурного и властного стана вырывались свободолюбивые личности и проповедники свободы. Но линия рассечения оставалась и ширилась. Выбор между добром и злом — это тяжелое библейское испытание всегда раскаленной бороздой полосовало души шестой части суши. Вряд ли на планете есть еще народ, столь же изуродованный проблематикой добра и зла. В детстве я часто слышал, как на лестничной площадке одна стервозная соседка, ссорившаяся со всеми подряд, кричала вторым аргументом: «Я тя посажу, суку!». И писала на всех подряд доносы. И кто она, казалось бы, была сама? Просто народ. Тот самый растленный и одурманенный всякой пустотой народ, опрокинутый насильниками по ту сторону добра.

На меня набросились — после этих соображений, — говоря, что не стоит будоражить былое, что сейчас эта рана затягивается, что все будет хорошо, а я такими рассуждениями только умножаю гражданскую ненависть.

Я согласился со своими старшими товарищами, что, действительно, миротворчество очень важно, что какова бы ни была власть по своему происхождению, надо искать в ней хорошее и пестовать эти лучшие ее черты. Через несколько лет президент Медведев вдруг на всю страну заявил, что осуждает сталинизм. Лично для моей биографии это было большим событием. В моей семье Сталиным были умерщвлены пятеро. Один провел 16 лет в лагерях. Почему я, спрашивается, не должен был радоваться, что президент моей родины наконец-то осуждает это главное зло в истории моей семьи? Это было реальным просветом. Но, увы, проблеск мгновенно затянулся, когда на «Курской» восстановили славословие Сталину.

С тех пор прошло достаточно времени, чтобы отчетливо понять, что ХХ-й век-волкодав, ощеренный, со вздыбленным загривком, приобретший уже не облик эпохи, а облик инфернума, явился перед нами всеми на высоте того самого бруствера, по разные стороны которого всегда оставались разорванные части народного тела. Состав останков менялся со временем, но суть противостояния оставалась той же — человечность против бесчеловечности, правда против лжи, муки выбора против торжества дурманной правоты.

Конечно, все это сродни бесполезным рассуждениям накануне расправы. Но я считаю важным выразить величину трагедии.

Оригинал

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"