Евгений Понасенков, Не могуч, а очень слаб русский язык в отношении самой России

Какой же убогой позор: России даже нечем ответить на санкции — ведь западные бездуховные люди не держат деньги в наших банках, не ездят на наши курорты. Остается только вводить санкции против собственного народа, брать его в заложники, морить голодом, чтобы давить на нервы цивилизованных стран. Это историческое преступление и позор. Огромная страна, которая за много веков существования не сумела произвести ни одного (!!!) сорта сыра, который мог бы конкурировать с иностранными. Во Франции, Италии, Германии и Англии, к примеру, в каждой — по несколько сотен (!) сортов того же несчастного сыра. Сравните их территорию с территорией России. То же — с автомобилями, лекарствами, компьютерами и т.д. Огромное, бездарное, бессмысленное, агрессивное, вечно на всех обиженное место. Страна, ничего не желающая производить, понимать и уважать.

Известный тезис о том, что «могуч русский язык» — категорически ложен: он слаб. Чтобы описать мое отношение (как историка и гражданина) к режиму, к рабскому агрессивно-послушному большинству — не хватает слов. Сказать, что я все это презираю, что мне это отвратительно, омерзительно, назвать это скотством, убожеством, гнилью, грязью и т.д., и т.д. — это НИЧЕГО не сказать. Мат – еще акварельнее. Слаб русский язык, чрезвычайно слаб и беден. По крайней мере, для описания самой России. Для какой-нибудь тургеневской Франции (где был придуман тезис) — может, он и богат, велик и могуч, а здесь беден.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"