Алексей Соловьев, Интеграция соотечественников в Германии Часть 5. Первая квартира

В связи с историей с украинскими беженцами, вынужденными в силу тех или иных причин покинуть  свою Родину, я решил написать о том, как обстояло дело с приемом и интеграцией соотечественников в Германии. Дать читателям возможность сравнить немецкий, т.е. «буржуинский» подход к решению данной проблемы с русским подходом, т.е. с подходом «богоизбранного народа», как любят говорить о себе многие русские. Хотя, конечно, переселение русских немцев в Германию сильно отличается от бегства украинцев от гражданской войны.

Более-менее уладив бумажные дела, я начал искать квартиру в расположенном по соседству городке, который одновременно являлся районным центром (Kreisstadt). Население городка, с приписанными к нему близлежащими маленькими поселениями, составляло 15-20 тыс. человек. В нем были расположены магазины почти всех крупных немецких продуктовых сетей. Так же в нем располагались все необходимые службы (собес, служба занятости, районные органы местного самоуправления, отделение пенсионного фонда, отделение АОК (одна из крупнейших государсвтенных медицинских страховых компаний) и т.д.). Можно было без труда дойти пешком до любого магазина либо органа власти. На велосипеде, сотвественно, еще быстрее. Помимо этого было еще два больших хороших магазина со строительными и отделочными материалами для дома. Правда, в городке не было крупных сетей, торгующих бытовой техникой, мебелью или одеждой, но все это можно было найти либо в столице земли, до которой можно было добраться на поезде за 45 минут, либо в районном центре соседнего района, расположенном в 15 минутах езды на поезде. Да и с автомобильной точки зрения городок был расположен удобно.

Через три недели после моего прибытия к нам во второй лагерь наведались три местных русских: они искали новых жильцов для небольшого двухэтажного дома на несколько семей, принадлежащего одной из гостей. Узнав каким-то образом, что я недавно приехал, они стали настойчиво зазывать меня, снять у них квартиру. В ход шла и лесть, и «молочные реки с кисельными берегами». Однако я хорошо запомнил совет моих родственников: никаих финансовых дел с местными русскими, т.к. очень много тех, кто постарается нажиться за счет обмана новичков. Я слушал все эти липко-сладкие речи, стряхивая время от времени лапшу с ушей, а затем вежливо отказал.

И оказался прав. Одна из семей, поддавшаяся на уговоры, хлебнула потом немало гемороя. Квартира оказалась неудобной, с низкими потолками, темной, сырой, холодной зимой и душной летом, в первую же зиму по стенам поползла плесень. С большим трудом и кучей разборок им удалось выраваться из тесных дружеских объятий соотечественников. Что интересно, владелецей дома была украинка, а две ее подружки – русскими. Такой вот интернационал.

Мне долго не удавалось найти подходящее жилье. Фирмы, занимавшееся сдачей жилья в наем, по началу предлагали мне убитые квартиры с плохой планировкой и с неудачным расположением домов. Поэтому мне пришлось остаться в лагере на третий месяц. Однажды на приеме в собесе чиновница меня спросила, почему я до сих пор не переехал. Я объяснил ей, что не могу ничего найти, т.к. в том, что предлагают, жить невозможно. Она при мне позвонила в одну из фирм и объяснила ситуацию. В тот же день мне предложили квартиру в нормальном районе, нормальном доме, с нормальной планировкой, нормальном состоянии: косметический ремонт и можно въезжать.

После того, как вы въехали в свою первую квартиру, вы могли подать заявление (Antrag stellen) в собес на единоразовую помощь для покупки мебели и бытовой техники. После того, как вы подали заявление, к вам наведывался сотрудник/сотрудница собеса, чтобы посмотреть, в чем вы нуждаетесь. Ее оценка ваших потребностей ложилась в основу решения о размере единоразовой помощи. Самая большая сумма, известная мне, составила 1.200 евро на семью. На все: на покупку мебели и всей бытовой техники. Можно было также поставить заявление на единоразовую помощь для покупки зимней и летней одежды, но размеров я не заню, т.к. сам этого не делал.

Отношение немецких чиновников к мигрантам вещь довольно интересная. Большинство всегда старалось понять, что вам нужно, несмторя на ваше еще пока плохое знание немецкого языка и местных правил и помочь вам пройти все формальности, связанные с оформлением бумаг и получением необходимых документов.

Но были и исключения. Именно тогда, на первом году жизни в Германии я понял, что некоторые немецкие чиновники могут солгать вам, честно глядя в глаза. Однажды я спросил госслужащюю, которая занималась моими делами, есть ли у меня право на получение одного из пособий. Не моргнув глазом, она ответила, что нет, я не подхожу под положенные критерии. Ну, не подхожу и не подхожу. В конце концов, я прожил здесь всего несколько месяцев, а она – госслужащая цивилизованной страны. Ей лучше знать. Через два года я узнал от одной из своих немецких знакомых, что я имел право на данные выплаты. Хорошо, что срок аппеляции по этому вопросу составлял три года, поэтому положенные мне деньги в размере 800 евро я все же в итоге получил. Подобная ситуация произошла у меня и в одном из других ведомств. Там меня также обманула одна из чиновниц (эх, походу немецкие женщины меня не любят), но в этом случае мне так и не удалось ничего добиться. Данные происшествия заставили меня задуматься о том, а так ли уж сильно Германия отличается от России?

Мигранты из бывшего Советского Союза обязаны были прожить в месте поселения не менее трех лет. Переехать до истечения установленного срока вы могли только в одном случае: если нашли работу с трудовым договором минимум на год. По крайней мере, так было в мое время. Причина временного прикрепления к месту проживания была банальной: земля и конкретный населенный пункт, в которые вас направили, получали из федерального бюджета целевые деньги на вашу интеграцию. Другими словами, вы приносили дополнительные деньги в земельные и местные бюджеты. Я счтиаю, что это было правильно. Мигрантов, как правило, поселяли в небольшие города или деревни. В этих населенных пунктах царила спокойная, размеренная жизнь. С моей точки зрения, это облегчало привыкание людей к жизни в новой стране.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"