Илья Азар, Битва за Мосгордуму. 5-й округ: Максим Кац как последняя надежда оппозиции. Часть I

Территория округа: Филевский парк, Хорошево-Мневники, часть района Щукино

Конкуренция в пятом округе едва ли не самая серьезная во всей Москве: кроме представителей четырех парламентских партий собрать подписи удалось независимому кандидату, блогеру-урбанисту Максиму Кацу. Ему противостоят Виталий Золочевский из ЛДПР, Елена Морозова из «Яблока» и известный национал-патриот, организатор «Русских маршей» Сергей Бабурин. Хотя по данным Каца, пока самый высокий рейтинг у Бабурина, фаворитом гонки выглядит выдвинутый «Единой Россией» гендиректор строительной компании «Пионер» Олег Сорока. В пользу Сороки кроме административного ресурса работает и внушительный бюджет его кампании: большинство остановок в округе уже с начала августа заклеены агитацией единороса. Оппозиционер Кац не только разъезжает по округу на самокате, но и развернул кампанию по сбору средств, которые по специальной методике намерен обратить в голоса. «Эхо Москвы» поговорило с Кацем и Бабуриным о том, как они намерены победить и что будут делать в Мосгордуме.

***

Независимый. Максим Кац: «Совершенно непонятный охломон без высшего образования»

1333532

Официальный сайт: maxkatz.livejournal.com

Твиттер: twitter.com/max_katz

— Ты сам себя называешь единственным независимым кандидатом в депутаты Мосгордумы из зарегистрированных. Остальные, кто не собрал подписи, — бездари или это ты такой гениальный?

Нет-нет, они не бездари, и я не гениальный. Подписной барьер совершенно непреодолимый (3 процента жителей округа, то есть 4-6 тысяч человек), ничего общего не имеет с выборами и сделан, чтобы никто нормальный на выборы не попал.

Так сложились обстоятельства, что мы сохранили команду из прошлого штаба (Кац был заместителем начальника избирательного штаба Алексея Навального на выборах мэра 2013 года) в работоспособном состоянии. Плюс мой и варламовский (Илья Варламов, партнер Каца по общественной организации «Городские проекты») медийные ресурсы полностью работали на сбор подписей.

Поэтому мы смогли. Если бы соратники Навального мобилизовали все свои ресурсы, то провели бы своих (соратники Навального Любовь Соболь, Николай Ляскин, Владислав Наганов не собрали нужное число подписей), но они они этого почему-то не сделали.

— Разве твой успех не напрямую зависит от количества вложенных денег?

В том числе, но одних денег недостаточно. Нужны еще сторонники, которые пойдут собирать эти подписи, и нехилые менеджеры, которые организуют процесс сбора и построят нехилое предприятие за три дня. Это сбор, проверка, оформление, вся юридическая часть.

— Это подкосило Машу Гадар, которая тоже активно вкладывала деньги в сбор подписей?

У нас были нужные ресурсы, а у Маши не было. Насколько я понимаю, она обратилась в коммерческую организацию. А умеющей нормально собирать подписи компании не может быть в природе, потому что в Москве никто никогда такого не делал. В Москве вообще была одна политическая кампания — у Навального, а в России еще — у Леонида Волкова (бывший депутат гордумы Екатеринбурга и начальник штаба Навального на выборах мэра 2013 года). Если бы Гайдар пригласила начальника по сбору подписей Волкова, тогда был бы шанс. А так, они просто собрали плохие подписи, насколько я понимаю.

— Из-за того, что ты зарегистрировался, а остальные нет, возникают обвинения тебя в том, что ты мол договорился с мэрией.

Не первый раз у меня получается то, что у других не получалось. Или что мне удалось вывести на новый уровень то, что раньше было на прежнем уровне. Штаб помощи задержанных демонстрантам, например, первым сделал я 7 мая 2012 года. Это теперь всем кажется нормальным существование «Росузника» с адвокатами для каждого задержанного. Но эту систему создали тогда мы, когда адвокаты приезжали в ОВД раньше, чем автозаки с задержанными.

Мы еще «Городские проекты» делаем общественной организацией, какой она и должна быть. Только ФБК (Фонд борьбы с коррупцией Навального) на «на нее похожа». Или вот мы делали кампанию Навального, и уровень получился новый. Есть и не конспирологическое объяснение моих успехов: просто мы так подходим к делу, что все получается.

— То есть выходит, что ты все-таки гениальный?

Нет, я обычный менеджер, предприниматель. Я строил бизнесы с нуля, а теперь проекты в политике. Мне это интересно, и у меня получается.

— Ты сам пишешь, что, по-твоему, остальные оппозиционеры не особенно и хотели регистрироваться. Их устраивает ситуация, когда они проигрывают, обвиняют во всем кровавый режим, и спокойно живут в той же роли дальше.

Я много раз видел, что люди уверены, что победить не удастся, но все равно ввязываются в бой, чтобы наиболее красочно проиграть. Это приводит совершенно к другой парадигме деятельности: люди вместо того, чтобы достичь результата, работают на то, чтобы красиво провалиться. У нас в паблик не вышла ни одна проблема у точек сбора подписей, хотя проблем было много. Но у нас никто никого не побил, никто не отказал в согласовании, ни одного серьезного конфлитка не было, хотя наезды были.

Мы их все разрулили, потому что я пошел к начальникам полиции Хорошево-Мневники и Щукино. Мы сделали всем нашим точкам тревожные кнопки, и каждого хулигана оперативно свинчивала полиция. С охраной торгового центра мы договаривались. Мы не кричали в твиттер, а решали задачи.

1333534

Кац выступает на митинге оппозиции

— У оппозиционеров ведь не так много шансов победить и, может, лучше вылететь сразу, чтобы не стал известен твой реальный результат, чем проиграть на выборах с результатом 5-10%?

Нельзя с такими соображениями привлекать деньги и звать сторонников. Если сделал все, что мог и проиграл, то так тому и быть. Если получил 2 процента, то лучше на выборы больше не ходить. Если моя кампания закончится провалом в 2% или 5% голосов, то я, наверное, закончу на этом свою политическую карьеру и никуда и избираться больше не буду. Но я думаю, так не будет.

— Думаешь, все оппозиционеры действуют в такой парадигме, и ни у кого нет реальных проблем с властями?

Навальный в этой парадигме никогда не действовал. Чуть-чуть имел склонность, но легко отговаривался во время мэрских выборов. Против него огромное давление несправедливо, и если бы не оно, то он бы точно провел в Мосгордуму фракцию. Другое дело, насколько он мог отманеврировать все так, чтобы не «самоубиться». Должен ли он был выходить на акцию в защиту «узников Болотной», чтобы не попасть под домашний арест? Нужно ли было на Бастрыкина как чешского агента нападать или нет? Я ничего в этом не понимаю, но мне кажется, что сохранение сильного боеспособного юнита в виде Навального намного важнее, чем какие-то из перечисленных дел.

— Но это же и есть политическая деятельность, и если бояться «посадки» и ничего не делать, то и сторонников не будет.

Я же говорю, что ничего в этом не понимаю. Может, можно было маневрировать, но, может, тогда он не был бы собой. Но если бы я был в его команде, то убеждал бы его этого не делать.

— Раз уж мы вспомнили кампанию Навального, то, помнится, он принял необходимые для регистрации подписи муниципальных депутатов от Собянина. Ты бы тоже взял?

Думаю, что да, это правильное решение было. Тогда необычная была ситуация: два политических оппонента считали, что им это обоим выгодно. В итоге прав оказался скорее Навальный, так как ему едва не удалось выйти во второй тур. По нашим прикидкам тогда не хватило одного дня агитации, так как когда 180 кубов Навального по городу стояло, у Собянина падал рейтинг по 2 процента в день.

Что меня удивляет, что сторонники Навального сейчас говорят, что я точно договорился с мэрией, хотя нет нигде ни одного сигнала, а Навальный просто взял подписи, но к нему никаких вопросов нет.

— Получается, что ты не против сотрудничества с мэрией.

Сотрудничество с мэрией по политическим вопросам мне кажется не правильным. Противник не делает ничего для тебя, значит считает это для себя политически выгодным, и надо сто раз подумать, можешь ли ты его перехитрить. Но если знаешь как, то можно и сотрудничать. Табу я здесь точно никаких не вижу. Главное, надо публично это делать, а подковерно договариваться нельзя.

— Серьезных проблем при сборе подписей и в ходе кампании у тебя пока не было. Почему же власть тебе не оказывает никакого противодействия?

В ходе кампании Навального тоже практически не было сопротивления — в телевизор нас не пускали, но агитацию вести не мешали, пикеты согласовывали. Действия по беспределу бывают, конечно. Например, то, что с Навальным происходит сейчас. Но это не так часто происходит. Вокруг меня этого просто нет сейчас. Вокруг других кандидатов, которые собирали подписи, тоже такого не было. Все жалобы я смотрел, например, видео Кичановой (еще один кандидат в депутаты Мосгордумы, не собравшая подписи), где кажется, что их страшно побили. Конечно, неприемлемо то, что делает охранник, но это не Собянин, а один охранник торгового центра. Там к тому же видно, что они сами накаляют ситуацию, которую легко можно было уладить. Нет системного противодействия.

— То есть эти выборы от предыдущей мэрской кампании по степени свободы не отличаются?

Федеральный закон приняли такой, что практически выборы отменили. То, что у меня случайно получилось подписи собрать, ничего не доказывает. Политик же не обязан иметь такие адские ресурсы, какие у меня были. Так что выборы сильно отличаются, но не по вине Собянина, а по вине федеральных властей.

— А не связано ли спокойное к тебе отношение с тем, что ты в своей кампании и блоге не касаешься важных общеполитических тем?

Не связано, думаю. Хотя, может, если бы я был как Навальный, то со мной делали бы тоже самое, не знаю.

1333536

— Но ты сознательно уходишь от широкой критики властей?

Мне интересно результат достигать. Я регулярно провожу опросы, и по всем спорным пунктам внутренней и внешней политики аудитория моя думает так же, как я. Переубеждать мне некого. Выплевывать какие-то посты на злобу дня, чтобы все его перепостили, а на меня потом кто-то обозлился, я не вижу смысла. Что это мне даст? Минусы есть, а плюсов не вижу.

Вот на возможный перевод Навального в СИЗО у меня уже был заготовлен пост, предлагающий всем не сидеть на месте в этот день. Но если я не могу изменить чье-то мнение, а могу подставить себя, то не понимаю зачем мне это делать.

— Ты боишься, что оппозиционная риторика помешает тебе завоевать новых сторонников?

Нет, здесь нет плана. Я вижу возможные опасности. Например, превратиться в мишень первого уровня для всякой непонятной шушеры.

— Но при этом, твой новый лозунг кампании «Если не вы, то Путин» звучит довольно оппозиционно.

Это не очень-то оппозиционно, это просто против этой системы, которая финансирует политиков из одного кабинета. Там же не предлагается Путина на нары отправить. Да, это провокация, нацеленная на оппозиционную публику, но она не переходит рамки приличий. Вот приезд к кому-то на дачу переходит рамки приличий, мне это кажется неправильным, хотя это все равно не дает права никому кого-то бить. Возможно, даже в следующий раз я и сам поеду, хотя это мне и кажется глупостью.

— «Яблоко» настаивает, что московской политики вообще не существует, она только часть федеральной. Нужно ли в рамках московской кампании говорить общероссийской повестке?

У меня только местная повестка. Для Мосгордумы федеральная повестка вообще не важна. Тут надо думать про трамваи, пешеходные зоны, лавочки и иметь позицию по федеральным вопросам, но не обязательно ее толкать. Хотя когда возникают важные вопросы, нужно реагировать, где бы ты не сидел. Вот когда выходил закон «Димы Яковлева», я в муниципальном собрании чуть-чуть не принял — одного голоса не хватило — заявление муниципального собрания о том, что закон дурацкий.

Вообще же было забавно в последние годы наблюдать, как оппозиционеры начали дворы инспектировать, хотя раньше ржали надо мной из-за лавочек.

— Ты кампанию строишь на благоустройстве территории, транспорте, а в образование и медицину, которые тоже очень важны людям, ты не лезешь вообще. Это правильно?

Может, это и неправильно, но не стреляйте в пианиста, он играет как умеет. Образованием и медициной есть кому заняться и без меня — в Мосгордуме будет как минимум ректор ВШЭ. Сам во все вопросы не залезешь и такую же качественную общественную организацию по образованию и медицине быстро не сделаешь. Эти вопросы мне не очень интересны, и в Мосгордуме я запишусь в комиссии только по моим вопросам.

При этом я что-нибудь иногда делаю, если попадается очевидный вопрос. Например, я писал Печатникоаву (вице-мэр Москвы) письмо о закрытых для посещения после 6 вечера детских больницах.

Из непрофильных для меня историй я взял проект Сергея Пархоменко о мемориальных досках репрессированным «Последний адрес». Наш штаб подготовит регламент работы с правительством Москвы, чтобы не надо было каждую табличку отдельно согласовывать. В рамках избирательной кампании мы потолкаем это дело. Проект мне очень нравится, особенно после того, как мне удалось метро «Улица Подбельского» переименовать. Я предлагал другое название, но и «Бульвар Рокоссовского» тоже ничего. Я теперь нацелился на метро «Красногвардейская».

— Тогда уж на Войковскую надо.

Это трудно. Самое главное, что легко — это станция «Библиотека имени Ленина», потому что ее переименовали еще в 1992 году, а станцию нет. По закону станции метро должны быть названы в честь наземного объекта.

— А ты что имеешь против Ленина?

Это вождь революции, куча людей погибла, развалили страну. Его бы хорошо из мавзолея вынести, и сделать там музей красного террора. Здание сносить нельзя, но увековечить там память о том, что он сделал — как в Аушвице, — чтобы больше этого не произошло, нужно.

— Боюсь, что сейчас такие в стране процессы происходят…

…Что для Путина скорее рядом заготовят место, да. Но я об этом говорю, хоть это не очень популярно.

1333538

— Ты сам говорил, что МГД — это орган с неизвестными полномочиями и ресурсами. Зачем тогда туда идти?

Первая причина в том, что я смогу рассказать о том, что там происходит. Люди смогут получить удобоваримую и красивую с точки зрения оформления информацию. С муниципальным собранием я уже так сделал, и теперь аудитория знает, кто там сидит и что там делает. Обществу нужен большой прожектор, которым я могу поработать.

Вторая причина: наконец-то хотя бы один раз оппозиция хоть в чем-то выиграет. Не было же ни одной победы никогда. Разве что «Мистера брови» (чиновник Олег Симаков), про которого Навальный написал, что он наворовал, уволили. Вот была большая победа, и «Роспил» с этого начался.

— Ну есть победа Анатолия Локтя на выборах мэра Новосибирска.

Это не победа оппозиции нашей формации, это коммунист. Да и это не победа оппозиции, а проигрыш единоросов. Вот Ройзман (победил на выборах мэра Екатеринбурга) еще куда ни шло, хотя это как победа не воспринялось.

— А твоя победа почему так воспримется? Чем ты отличаешься от Розмана?

Все говорят, что победить невозможно в России, что народ какой-то не тот, что ничего нельзя сделать. Если совершенно непонятный охломон с фамилией Кац без высшего образования в 29 лет победит в большом одномандатном округе кандидата от «Единой России», бывшего КГБшника и ФСОшника Сороку, и кандидата от КПРФ Бабурина, — это будет такая история, что ее можно будет всем показывать и говорить: «Чего вы ноете? Смотрите, что получилось!»

— Так сами же оппозиционеры скажут, что ты «мурзилка» (оппозиционер, сотрудничающий с властью), и победа — есть доказательство «мурзилочности».

Это может произойти, и если это удастся развернуть массово, это может нивелировать такую победу. Но у нас есть неплохие медийные ресурсы, да и народ сам участвует в кампании. Если у них не выйдет закрепить это в сознании людей, то любой молодой человек увидит, что у него может получиться. Ни разу несогласованный кандидат от оппозиции не побеждал на одномандатных выборах!

— Может, просто сверху решат тебя пропустить.

Они могли сесть наверху и решить пропустить Каца, но это их дела, это не меняет дела. Но они точно не могли в этом убедить Бабурина, так как он уже давно из политики вылетел и это один из его последних шансев за что-то зацепиться.

На выборах есть нечестные ограничения, но у меня нет оснований думать, что подсчет голосов будет нечестным. В доступе к СМИ я тоже не вижу преимуществ у других кандидатов. У меня в округе выборы конкурентные и честные.

Что касается смысла идти в Мосгордуму, то там я смогу очень хорошо толкать повестку «Городских проектов». Еще я хочу сделать нормальные депутатские приемные. Хочу, чтобы у станций метро, где меня выбрали были помещения, которые выглядят как хороший магазин с большой вывеской «К депутату обращаться здесь», и где сидит компетентный человек, чтобы люди могли иметь прямой доступ к моим представителям. Этого до меня никто не делал. Не уверен, только, что все это получится — нужно очень много денег для финансирования такой истории. Но попробуем

— Варламов убеждает людей голосовать за тебя, потому что сейчас в Мосгордуме 45 мудаков, а так будет 44 мудака и Кац. Но есть мнение, что участие в нечестных выборах — это легитимизация всей системы.

Это все чушь. Сейчас в МГД сидят единоросы, и на предыдущих выборах были адские нарушения. О чем можно говорить, это совершенно никуда не приемлемый орган, но он легитимный, он работает, хотя там некому встать и выступить, когда принимают какую-то дурь. Клычков (депутат МГД от КПРФ)встает иногда, но он коммунист. Там некому даже предложить отреагировать на какую-нибудь дурь. Никакой тут нет легитимизации, и этот орган будет легитимным независимо от того, буду я там или нет.

— Ну это тоже самое как «Эхо Москвы» не закрывают, что приводить его в пример задающим вопрос: «А почему у вас в России нет свободных СМИ». Вот и тут: «Почему у вас нет свободных выборов? — Как это? У нас вот Кац избрался!»

Хороший пример! Что же, надо закрыть «Эхо Москвы»? Мне не избираться это также глупо, как выйти Венедиктову и сказать, что в знак протеста против закрытия «Дождя» он закрывает «Эхо». У меня основная узнаваемость сейчас именно благодаря «Эху», которое Венедиктов пронес через семь кругов ада.

— Не лучше ли бойкотировать выборы, чтобы не садиться играть с шулерами?

Я бы мог поучаствовать в бойкотировании выборов, если бы был внятный план, как это принесет какой-то результат. Вот я взял и снялся, наплевав на пожертвования людей, и чего это даст? Даже порога явки нет, чтобы попытаться убедить людей не голосовать. Плюсов от бойкота никаких нет вообще, кроме того, чтобы ублажить людей, которые расстроены. Может им тортик купить лучше?

— Каждый твой пост сейчас заканчивается графиком, как деньги превращаются в голоса. Как это происходит?

Мы посчитали, сколько контактов превращаются в голос. По статистике кампании Навального, каждый пришедший на встречу человек — это примерно 2,5 голоса. Мы посчитали, сколько нужно денег, чтобы наработать контакты.

Есть простые контакты: я езжу по дворам на самокате и раздаю людям свои визитки, говоря «Здравствуйте, я кандидат в депутаты Мосгордумы Максим Кац, приходите на выборы 14 сентября». Это дешевый способ, но только я могу это делать. А есть еще стенды с агитаторами, хотя тут подороже контакт. Встречи я не провожу, так как это неэффективно и некруто — час общаешься с 10 людьми.

1333540

— Почему встречи неэффективны?

Встречи — очень дорогое удовольствие, например, мы тратили примерно 300 тысяч в день на встречу с Навальным. Там было массовое оповещение к каждой встрече с помощью 20 тысяч листовок, еще десять человек ходили рассказывали людям в районе. У нас сейчас нет столько денег. Я лучше 30 человек поймаю на самокате.

— В чем эффективность короткого личного контакта? Получается, рост рейтинга неограничен ничем кроме времени?

Личная встреча с кандидатом — это редкость и почти гарантированный голос, иногда больше. Никто не видит кандидатов, люди удивляются, это производит на них впечатление.

— Ты, правда, поддерживаешь строительство мечетей в Москве?

Да, мусульман у нас много, а мечетей мало. Считаю, что их должно быть достаточное количество. Другое дело, где их строить, потому что многие жители не хотят видеть в своем районе мечеть. И, конечно, их нельзя строить за государственный счет. Но надо думать и строить там, где можно их строить. Множество мусульман легально проживают в Москве — почему у них нет возможности ходить в мечеть?

— Может тогда и гей-парады проводить?

Я ничего против гей-парадов не имею. Не знаю, насколько умеcтно их проводить, но есть свобода собраний есть, и запрещать ничего не надо.

— Многие обвиняют тебя в желании попасть во власть любым путем. Тебе важнее пройти в Мосгордуму или пост в мэрии получить?

Мне предлагали сто раз посты в мэрии, я их не брал.

— Недостаточно крутые может?

Нет, мне это неинтересно. Я предприниматель, любящий начинать с нуля. Мне неинтересно попасть в неработающую систему и барахтаться там в надежде достичь чего-то небольшого. Денег у меня достаточно, делать я их умею. Мне не надо попадать во власть. чтобы их сделать. Конечно, если жизнь сложится так, что мне придется попасть в место. где мне противно и мерзко работать, то я могу потерпеть, но делать для этого я ничего не буду.

— Полномочия Мосгордумы еще уменьшили, что там даже протолкнуть какую-то идею «Городских проектов» труднее, чем, например, с помощью поста советника мэра.

Точно нет, потому что в мэрии у тебя есть корпоративная этика, и ты уже не можешь писать в блог то, что думаешь.

— Но так к тебе больше прислушиваются как к своему.

У них цели же не такие, у них нет цели сделать удобный город. С позиции «Городских проектов» можно больше влиять на мэрию, так как ты можешь приносить им как политический ущерб, так и плюсы, просто описав, что они сделали что-то хорошее.

— После последнего конфликта с командой Навального, складывается впечатление, что тебе Ликсутов ближе, чем Навальный.

Ликсутов мне намного ближе по нашему бэкгрануду, ведь мы оба предприниматели, а Навальный политик. Но это не имеет никакого отношения к делу, с Ликсутовым у нас деловые контакты, я ему иногда звоню, иногда пишу письма, чаще всего на депутатском бланке. С Навальным у меня было политическое сотрудничество, которое прекратилось после выборов. Я предлагал объединять наши общественные организации, но он не захотел. Ничего страшного, я могу с кем-то другим поработать.

1333546

— Тебя обвинили что ты защищаешь Ликсутова, подавшего против Навального иск о защите чести и достоинства.

Абсолютно. Он имеет право. Другое дело, что сумму иска я не очень понял. Я Ликсутову сказал, что у меня к нему лична просьба снизить сумму иска до символического размера.

С судом все понятно, ведь нужно защищать честь и достоинство. А то, что суды к Навальному нечестны, то что же теперь в суд на него нельзя подавать? А если Навальный табуреткой кого-то угандошит, тоже нельзя подавать?

— Но для сторонник Навального ты теперь едва ли не главный враг, так как выступил против него.

Этого я вообще не понимаю, это какая-то чушь. У меня есть много вопросов к Навальному, но я их обсуждаю корректно. Я нигде на него не кидаюсь, хотя мог бы раскрутить тему, что он подставил своих сторонников.

Конечно, сторонники Навального — это важный для меня источник ресурсов, и то, что они блокируют эти ресурсы, сильно мне мешает. Из-за этого у нас сборы денег сильно меньше, чем я хотел.

— В твоей декларации о доходах указана сумма около 650 тысяч. Почему так мало?

Год был неудачный. Плюс у меня за границей лежали накопления, но так как это запрещено избирательным законодательством, перед выборами пришлось в срочном порядке закрывать счета и перекладывать на родственников. У меня больше сбережений, чем в декларации, но они на счетах семьи.

— Как вообще победить кандидата от власти или патриота Бабурина в условиях «Крымнаш»?

Мне кажется, что они всерьез не воспринимают возможность того, что я могу выиграть. Думаю, они даже социологии такой верить не будут до последнего. Они ведут намного менее яркую кампанию, но не думаю, что административного ресурса и бюджета Сороки хватит. Я смогу их победить с помощью хорошей кампании. Скоро мы это увидим. Главное, чтобы деньги не кончились.

***

Патриот: Сергей Бабурин: «Русский патриотический консерватор, сберегающий лучшее, что было в СССР»

1333548

Официальный сайт: baburin.ru

Твиттер: twitter.com/SergeyBaburin

— Вы дважды были вице-спикером Госдумы, сейчас идете в депутаты Мосгордумы. Это не слишком низкий для вас уровень?

Органы народного представительства есть органы народного представительства. Уровень — это дело десятое, тем более, что я не являюсь депутатом с 2007 года. Я дал согласие своим давним политическим союзникам из КПРФ идти по их списку, потому что многие проблемы самого серьезного порядка можно решить на уровне Москвы, не оглядываясь на президента, премьера и правительство. Убежден, что на уровне Москвы необходимо полностью реформировать межрегиональные связи нашего города, особенно с учетом необходимости обеспечить Москву продовольствием из российских регионов, отказавшись от западных поставок.

— А как решать проблемы минуя президента и премьера, если Мосгордума является только придатком московской мэрии?

Согласитесь, что придатком депутатский корпус является не только на уровне Москвы, но и Российской Федерации. Это штамповщики проектов, придуманных в администрации президента или правительстве. А ведь это очень важно, чтобы Мосгордума контролировала исполнительную власть, поправляла ее и, конечно, не допускала, чтобы серьезные проекты проходили мимо общественного внимания без обсуждения.

Вопросы транспортных развязок, новых строительных проектов должны быть не только в голове у мэра и в его аппарате, а должны быть широко обсуждены и проанализированы профессионалами. В Москве необходимо вернуться к местным референдумам. Нужно, чтобы люди чувствовали, что от их мнения что-то зависит.

— Избравшись в Мосгордуму, вы собираетесь там быть оппозиционером или сотрудничать с провластным большинством?

У меня нет установки быть человеком, бросающимся на исполнительную власть. Тем более у меня нет намерения прийти и сразу эту власть облизывать. За что? Поэтому я за реальные конструктивные действия. Я убежден, что для Мосгордумы будет губительным повторение засилия одной правящей партии. Зачем тогда тратить деньги на выборы, если там будут преобладать чиновники и их ставленники, молча присягающие любому дурацкому прожекту исполнительной власти?

Я с изумлением услышал слова спикера Мосгордумы Платонова о том, что парламент уже принял все законы, больше ничего не нужно, только, может, быть какие-то поправки, и нет смысла, чтобы депутаты были на постоянной основе. Это полный бред. Нельзя допустить, чтобы Мосгордума осталась карманной при мэре города. Я рассчитываю, что от КПРФ и других оппозиционных партий в парламент пройдут депутаты. И я очень сожалею, что судьба свела нас в одном избирательном округе с симпатичным мне парнем Максимом Кацем. Иногда его предложения совершенно запредельные, но я убежден, что он нашей власти спать спокойно бы не дал.

— Наша власть вот самовыдвиженцев на выборы и не пустила.

Сделано это за счет совершенно чудовищной системы сбора подписей. Собрать 5-6 тысяч подписей практически невозможно. Механизм для доступа свободных кандидатов должен быть изменен.

— Вы выступаете против «Единой России»…

Это основные мои оппоненты в течение многих лет. Не потому что они плохие, а потому что они проводят отвратительную социально-экономическую политику и не смеют возразить тому бреду, который идет со стороны российского правительства .

— А Путина вы как-то отделяете от правительства?

У Путина как у президента ошибок значительно меньше, но его ошибка в сохранении сегодняшнего правительства. То, что он чего-то ждет от нынешнего антисоциального курса, для меня крайне прискорбно. Я никогда не присягал президентам, но многие действия Путина я поддерживал и поддерживаю, а за многие — я его критиковал, и очень сурово.

— Сейчас, я так понимаю, критиковать вам его не за что?

Я решительно поддержал его действия по возвращению Крыма и Севастополя в состав России. В то же время я считаю, что нужно нашу непонятность в отношении помощи Донбассу устранять. В кой-то веки санкции, развернутые против нас, заставили нас более решительно заняться протекционистскими мерами по развитию отечественного производства!

1333552

— Считается, что на выборах в Мосгордуму нужно говорить о проблемах подъездов и дворов, а не о Крыме и других политических вопросах.

Беда в том, что многие воспринимают работу муниципальных депутатов как заместителей дворников. Сегодня у муниципального уровня очень мало прав, а дать им эти права может только Москва, и вот здесь я и вижу свою задачу как доктора юридических наук, профессора, сделать систему, когда интерес москвича будет защищаться муниципальным депутатом, которому в Мосгордуме дадут соответствующие права и ресурсы. Депутаты будут решать вопросы не только округа, но и города в комплексе. В том числе защищать интересы города Москвы от нарушений прав горожан со стороны федеральной власти.

— Вы на встречах с людьми не сталкиваетесь с тем, что их-то волнуют проблемы подъезда.

Я с этим сталкиваюсь с 1990 года, когда я впервые стал депутатом Верховного совета, и на всех встречах с избирателями всегда были темы лампочек, отвратительной канализации, отсутствии ремонта. На уровне города я, конечно, надеюсь эти вопросы решить.

— Конкретные предложения по московской повестке у вас есть?

Я вам объяснил структуру работы депутата, а наполнить ее содержанием можно только получив депутатские наказы. Например, вчера на встрече на улице маршала Тухачевского были конкретные проблемы по дому номер 22 корпус 3 и по дому 39 по строительству там детского сада, которое ведется с игнорированием мнения жильцов соседних домов. Убеждаешься, что наши строительные компании продолжают де-факто точечную застройку, выхватывая для строительства самые лакомые куски. Важно, чтобы решили проблемы дома, подлежащего сносу еще в 2004 году. Вокруг него разрушены детские площадки, а дом так и не расселили. Конкретность эта неизбежна для любого городского депутата, и она для меня не неожиданна, а вполне даже знакома.

— Вы писали, что когда вас выдвигали от КПРФ, то критиковали за мелкобуржуазность.

Для многих ортодоксальных членов КПРФ мое появление, возможно, было неожиданным. Я не скрываю, что был одним из тех, кто внес в 1990 году в Конституцию РСФСР само понятие частной собственности. Одновременно я всегда боролся с тем, что творят наши либералы, якобы убрав государство из экономики, а на самом деле лишив госсобственность равенства с собственностью частной. Конечно, у нас и Конституция 1993 года фундаментально порочна, она закрепила частную собственность на природные ресурсы, чего нет вообще ни в одном нормальном государстве мира. Удивительно, что москвичи еще не бурят у себя экспериментальных скважин.

— Просто во всем мире националисты ближе к либералам, чем к левым.

Именно в моем кабинете в 1992 году была создана объединенная правая и левая оппозиция. Патриотический фронт, создающийся на основе так называемого списка Зюганова, необходим. Я не очень понимаю будущее «Народного фронта», созданного по инициативе Путина, хотя после присоединения Крыма я публично заявил, что вступаю в «Народный фронт» и намерен помогать чем могу Новороссии.

— Как можно одновременно быть в Народном и Патриотическом фронтах?

А что такое Патриотический фронт? Это организация, которая объединяется для решения общенародных задач. Я приветствую все объединения, способные объединить нацию на патриотических началах.

— Вам КПРФ сейчас ближе, чем коллеги по националистическому лагерю?

Патриоты и националисты неразделимы. Я не ухожу в другие идеологические чертоги. Я по-прежнему являюсь представителем русского патриотического консерватизма — того, который сберегает то лучшее, что было в СССР; того, кто осуждает разрушение СССР; того, кто считает, что нам нужно собирать страну, а не закреплять этими ельцинскими границами раздел исторической России. И в этом я близок с КПРФ был всегда.

— Ваши пути с националистами разве не разошлись еще с Болотной?

Националистическое движение сейчас в достаточно сложном положении. Кто-то, как и я, безоговорочно поддержал действия Путина по возвращению Крыма в состав России, а кто-то пока не может понять, что происходит, и выступает с иных позиций. Я думаю, что заблуждения вторых временные.

— Крым ведь сталкивается с очевидными проблемами.

Это текущие проблемы, которые будут решены. Важно, что Крым, без которого русское самосознание невозможно в полном объеме, вернулся после шестидесятилетнего незаконного нахождения в составе украинской ССР.

— Так это же СССР сам его отдал!

Благодаря таким аферистам, как Хрущев, мы потеряли не только Крым, но и доверие миллионов людей в мире. Хрущев, растоптав конституцию СССР, РСФСР и Украины, заложил бомбу. Ельцин эту бомбу взорвал в 91 году, и сейчас, к счастью, мы исправляем действия этих двух злоумышленников.

— Прецедент Крыма не кажется вам нарушением международного права? Ни одно государство не аннексировало чужую территорию с середины прошлого века.

Никакой аннексии нет, это выдумки тех, кто фальсифицирует [историю] по своему усмотрению. А чем как не аннексией является отделение Косово от Сербии? Хотя там было полное попрание международного права и этнические чистки сербского населения.

— Косово же ни к кому не присоединилось.

Это второй шаг вполне даже допустим. Новое государство решило куда-то присоединиться, ничего в этом крамольного нет. Многих удивила скорость принятия Крымом решения присоединения к России. Но я не удивлен! Я восхищен этой скоростью. Мои мечты, которые я вынашивал 20 лет, наконец осуществились.

— Вы писали, что если бы вам было 20 лет, вы бы поехали на Донбасс воевать. То есть вы поддерживаете вооруженную борьбу ДНР за независимость?

Потомки и продолжатели дела бандеровцев посчитали, что возникла удачная ситуация окончательно покончить с русскостью на Украине и начали движение по устранению антифашизма из общественного сознания. Это, согласитесь, не выдумка. Никто не заставлял отменять закон о русском языке как региональном (принятый радой законопроект так и не был подписан и.о. президента Украины), не требовал унижать губернаторов и заставлять их подписывать отречение или ставить на колени украинский ОМОН. Все элементы переворота имели место. Это не могло не всколыхнуть Крым и Новороссию.

— Войну ведь начало не украинское правительство. Это люди Стрелкова начали вооруженную борьбу, захватили здания в Славянске, поcле чего украинское правительство ответило так, как сделало бы и любое другое.

Вы хотите сказать, что антифашисты не имели права нас самооборону в то время, как фашисты продемонстрировали свое оружие на майдане?

— Они против Януковича его демонстрировали.

Янукович был президентом с востока Украины. Неужели вы думали, что там должны были ждать, пока к ним придут и начнут стрелять? Тут была ошибка новых киевских руководителей в том, что они, пока еще не началась стрельба, не пошли на призыв луганского городского совета немедленно приступить к переговорам о федерализации. Ведь запросы были скромные: русский язык и определенные автономные права. То, что власть начала применять силу против федерализаторов, и привело к тому, что мы имеем сейчас.

— А к сибирскому маршу за федерализацию Сибири вы как относитесь?

Вы еще вспомните страхолюдин, которые в Москве пели оскорбительную песню в адрес Путина и украинский гимн. Где они нашли этих уродин, я не знаю. Инсценировки бывают везде. Я сам сибиряк, и сегодня отпадение Сибири и дальнего Востока возможно в силу дурацкой политики Москвы, а не в силу бандеровцев.

— А чем майдан отличался от событий 1993 года (в которых Бабурин принимал активное участие)?

Это очень разные вещи, потому что в 1993 году парламент и его защитники требовали соблюдать конституцию, а в 2014 году активисты майдана требовали конституцию нарушить.

1333556

— Вы отреагировали в блоге на предложение Варламова и Каца строить в Москве больше мечетей…

Я в чем-то пожалел, что не удержался от критики симпатичных парней, но я, конечно, был покороблен этим призывом. У меня давние и крепкие отношения с арабскими странами, но это не значит, что мы все должны принимать ислам или уравнивать ситуацию и рядом с православными храмами строить мечети и синагоги.

— Синагоги тоже нельзя?

Это пожалуйста в Саудовской Аравии и Израиле. Я не за то, чтобы у нас не было этих храмов, но я за то, что мы живем в России, и у нас русский православный образ жизни. Я за то, чтобы основы православной культуры преподавались во всех субъектах федерации, в том числе в Чечне. Я не требую их крестить, но они должны жить на основе принципов, которыми живет страна.

— Вы, как я понимаю, настроены антиолигархически?

Я против компрадорской олигархии, но есть ведь еще национальный капитал. Если олигарх сразу выводит заработанные деньги за рубеж, то мне даже не жалко, что его начинают грабить за рубежом.

— А как вы тогда относитесь к санкциям?

Я буду рад, если наши западные мародеры, опубликовали бы список бизнесменов и данные о том, сколько денег у них отобрали и заморозили.

— А к Геннадию Тимченко как относитесь?

Я не интересуюсь его жизнью и ничего не знаю о нем.

— Вы выступаете против визового режима со странами Средней Азии, что не разделяется большинством националистов. Почему?

Россия должна собраться в единое союзное государство с Белорусией, Украиной, Молдавией, Казахстаном и, возможно, Киризией. С теми, кто будет в одном государстве, никаких виз не может быть. С теми, кто не будет входить в единое государство и будет врагом, визовый режим должен быть.

— А как же русское национальное государство?

Я всегда говорил, что я воспринимаю понятие русских не как этническое понятие, а как цивилизационное. Русский народ — это единство трех народов — великороссов, украинцев и белорусов, искусственно расчлененных, усилиями экспериментаторов-большевиков. Они начали искусственно создавать народы, что и сейчас продолжают, создавая народы вроде казаков или поморов.

Это русский народ, а русская нация — это еще более широкое понятие. Это все народы, опирающиеся на православные традиции и ценности, для которых русский язык — стержень культуры. Узбеки и таджики, если принимают это, являются частью русской цивилизации.

Бабурин пришел на интервью вместе с православным священником, который в ходе интервью сидел молча, но после его завершения вдруг заметил вслух: «Смешно! Украинцы так ненавидят СССР, но при этом борются Крым, который СССР им и подарил»

Кандидат от власти и другие:

1333560

Выдвинутый «Единой Россией» Олег Сорока окончил Голицынское Высшее пограничное военно-политическое училище КГБ СССР (ныне Пограничный институт ФСБ России). Затем был в распределен в 9-ое управление КГБ СССР и проходил службу в Главном управлении охраны Российской Федерации и Федеральной службе охраны Российской Федерации. В 2009 году, выйдя в запас, пошел работать в группу строительных компаний «Пионер», вскоре став ее руководителем. У «Пионера» уже был конфликт с жителями в Митино.

1333562

ЛДПР выдвинуло в 5-м округе депутата Госдумы Виталия Золочевского. В последнее время в Госдуме он предлагал вернуть право на приватизацию служебного жилья, заменить сбор подписей на выборах залогом в миллион рублей и проводить международный музыкальный конкурс «Новая волна» не в Юрмале, а в Ялте. Политолог Александр Пожалов считает, что Золочевский будет использован как «киллер» против Максима Каца.

От «Яблока» на выборы идет член московского регионального совета партии Елена Морозова.

***

Мнение эксперта: Юрий Загребной, бывший депутат Мосгордумы, главный редактор ИА «Моссовет»

1333568

Я голосую в Филевском парке и знаю ситуацию в округе. Его особенность в том, что фактически кандидатам надо проводить две самостоятельные кампании, ведь две части округа находятся по разные стороны Москва-реки, в разных префектурах.

Кто победит? Если Сорока и его команда не допустят стратегических ошибок в кампании и не сбавят темпов, то они победят с существенным отрывом и эту победу, думаю, и Кац признает.

Весь его кураж крутится вокруг сбора средств. Тут Кацу, действительно, равных нет. Если деньги Кац как всегда чудесным образом найдет, то я все равно не вижу, как это позволит ему в нынешней кампании стать вторым. Кац, по моему мнению, повторяет ошибку кампании Навального, подменяя смыслы и программу, — «движухой». У Навального были на то причины – позднее вхождение в кампаниию, необходимость строить агитсеть на всю Москву. Были и плюсы – всеобщее внимание СМИ, а Кацу на такие «бонусы» рассчитывать не приходится.

Я бы не переоценивал в настоящее время административный ресурс Сороки. По моему мнению, праймериз показал слабость админресурса. Бабурин, например, мог бы противопоставить мощнейшую кампанию коммунистов «от двери к двери». Но, «админресурс» КПРФ тоже давно не тот. Не думаю, что Бабурин реально выйдет за рамки традиционного КПРФовского электората в 12-17 процентов. К тому же, не все парторганизации КПРФ в пятом округе, скажем мягко, стремятся поддержать Бабурина, так как он беспартийный.

Продолжение следует…
Илья Азар

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"