Алексей Максимов, Алтай под угрозой. И далее везде…

Пока Российские банки, правительство и чиновники, на фоне украинского кризиса и разногласий с Евросоюзом и США, решают вопрос о поддержке отечественных товаропроизводителей и принимают меры по обеспечению продовольственной безопасности, мошенники разных «мастей» уже конструируют схемы быстрого и почти легального обогащения. Беда пришла, откуда не ждали, из сферы высоких технологий в сельском хозяйстве. К сожалению, лидер таких «интеллектуальных преступлений» сегодня — Санкт-Петербург (заранее приношу извинения за технические детали и научные определения в статье, которые сразу могут быть непонятны).

Тема «Мобильных крематориев» (сжигание умерших больных домашних животных, крупного рогатого скота), зародившаяся в Санкт-Петербурге несколько лет назад, уже была успешно свернута надзорными органами в СЗФО по причине изначальной экологической несостоятельности оборудования. Лишенное элементарных защитных систем и почти неспособное справиться с заявленной задачей, оно не выдерживало никакой критики в плане негативного воздействия на окружающую среду.  Однако, предприниматели не успокоились: идея кремации слишком удобна, она предоставляет широкий диапазон для возможных денежных махинаций в плане сокрытия реальной стоимости работ.

Мобильный крематорий, как идея, безусловно, отвечает многим потребностям сельского хозяйства, но на практике не реализуема. В связи с ожидаемым бурным развитием животноводства по всей России неизбежно будут возникать и неприятные последствия: болезни скота и эпизоотии, рост объемов биологических отходов на  фермах и хозяйствах. Способы их утилизации не ограничиваются технологическим сжиганием, тут и сбраживание с получением биогаза, и производство удобрений. Однако инсинерация неизбежно является оптимальным решением для наиболее опасных проблем с биологическими отходами, например с инфицированными отходами, в силу их полного обеззараживания.

Пафос, с которым в начале августа была проведена пресс-конференция по поводу передачи оборудования от известного в определенных кругах питерского производителя Алтаю, поражает воображение. Обещания в непревзойденности примененных технологий лились нескончаемым потоком. «Оборудование уничтожает все известные болезни прямо на месте вспышки любой инфекции. Мы будем ездить по всему региону и оперативно сжигать больных животных, организуя временные площадки для кремации» — такое заявление у знающего человека может вызвать лишь грустную улыбку.

Где скрывается ложь и преступление?
Санитарная зона вокруг такой «временной площадки» должна составлять не менее 500 метров и указывается эта территория в проекте санитарно-защитной зоны. Кроме этого, каждый такой проект должен быть согласован главным санитарным врачом РФ, а согласование десятков таких площадок ничем, кроме как утопией назвать просто нельзя. Сжигание туш скота – вопрос, к которому надо подходить ответственно и осторожно.
Не все европейские производители берутся сконструировать подобное оборудование, понимая, что сжечь тушу в несколько сот килограммов в мобильных условиях, когда возникают сложности и с доведением температуры до желательной, и с очисткой отходящих газов, как подобает и по СанПин положено – весьма проблематично. Туши, обеззараженные хлорсодержащими агентами, дадут при сгорании мощный выброс диоксинов, который в полевых условиях нейтрализовать не удастся. 

И это только начало грядущих проблем.
Конструкция  такого «мобильного крематория» не способна полностью предотвратить  выбросы остаточной токсичной золы в атмосферу. Температура сжигания, как уже упоминалось, не всегда достаточна, чтобы гарантированно избавиться от активных инфекций. Иными словами, труба «мобильного крематория», производящая сажу,  токсичные загрязнители, диоксины и биологически опасный материал, станет мощным источником загрязнения. Влияние этого экологически небезопасного набора на организмы жителей вполне предсказуемы: онкологические заболевания, заболевания дыхательных путей, астма, нарушения работы внутренних органов, особенно желудочно-кишечного тракта, патологиям кожного покрова. Природе это грозит заражением почв, вод и воздуха. В силу недостаточных параметров установки, ее приходится дезинфицировать токсичными веществами, утилизация которых установками не предусмотрена, по причине чего они вместе с водой будут просто сбрасываться на землю и попадать в грунтовые воды, а дальше в коллекторы систем водоснабжения населенных пунктов. Именно по перечисленным выше причинам и некоторым другим эти «мобильные крематории» и запрещены, например, в Санкт-Петербурге и его окрестностях.

Производителем этой «инновационной» печки на колесах является известная как в Петербурге, так и далеко за его пределами компания «Турмалин». Известность, правда, этой компании принесло не качество оборудования и не сервис, а количество проблем, которые возникают у заказчика почти с самого момента подписания договора. Например, заказчику всегда отказывают в посещении производства – собственного производства у «Турмалина» нет, а есть арендованные площадки в Санкт-Петербурге и Ленинградской области по договорам аутсорсинга на выполнение различных работ. Площадки постоянно меняются, а значит и претензии предъявлять, собственно, некому – руководство «Турмалина» в таких случаях просто разводит руками. Среди «кинутых» заказчиков есть и небольшие частные компании, есть и морские порты, есть и крупные государственные корпорации, как например, «Газпром».

К сертификатам, полученным компанией на свою продукцию, прокуратура проявила особый интерес. В ходе расследования способа их получения несколько лет назад своих постов лишились крупные чиновники Федерального агентства по природопользованию. Однако компания и сегодня продолжает демонстрировать эти уже не имеющие законной силы бумаги недостаточно информированным заказчикам.

Закупка для Алтайского края подобного потенциально опасного оборудования – масштабный проект, который должен в обязательном порядке проходить процедуру общественного обсуждения, создания комиссий специалистов: технологов, вирусологов, химиков, экологов. Однако всего этого не было сделано, поскольку проект был бы тогда однозначно признан, как и ранее в прочих регионах, несостоятельным ни по экологическим параметрам,  ни по финансовой составляющей.

По имеющейся информации, покупка крематория инициирована одним из профильных экологических комитетов Алтая, стоимость сделки превышает несколько десятков миллионов рублей. Контракт подписан и оплачен, оборудование для Алтая произведено и отгружено.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"