Андрей Бильжо, Ох уж эти псевдонимы…

Это не ответ на откровенно хамский текст товарища Дм. Ольшанского. Отвечать надо было сразу. Прошло время. Да я и не слежу за тем, что пишет этот персонаж. Мне он совсем неинтересен.

Переходить на стиль Ольшанского я бы мог, но как-то не очень хочется. Например, если он назвал меня невежественным либеральным буратино, то я мог бы назвать его недоучившимся консервативным дуремаром — для этого не нужно большого остроумия.

Этот текст скорее о другом.

Я заметил, что все поклонники Гиркина обижаются за него: мол, почему его называют не Стрелковым.

Журналист Максим Шевченко даже как-то во время дискуссии с другими журналистами сравнил Стрелкова с Максимом Горьким. Мол, вы же не называете Горького Пешковым. Почему же вы Стрелкова называете Гиркиным?

Псевдонимы все-таки чаще берут творческие работни. Так и называется – творческий псевдоним. Поэты, артисты разных жанров. Чаще всего циркачи.

Оппоненты довольно часто приводят в пример моего друга поэта Игоря Иртеньева. Мол, он же поменял в свое время свою фамилию Рабинович.

Да и не только он. Так сделал и Григорий Горин. Аркадий Арканов. Аркадий Инин. И многие, многие другие.

Хотелось броскости, необычности, чтобы фамилия запоминалась. Ну и наверняка хотелось скрыть в то советское время свои еврейские корни.

Цель проста – чтоб печатали. Чтобы не писать в стол. Вполне естественная и понятная мысль. Приспособиться к предложенным обстоятельствам.

Кстати. Был поэт Рабинович. Который печатался в нашем с Игорем журнале «Магазин Жванецкого». Его настоящая фамилия была Пушкин. Но это уже в 90-е годы.

А у блестящего шоумена и острослова Романа Трахтенберга была фамилия Горбунов.

Это к вопросу о латентном антисемитизме, на который намекает автор текста Ольшанский.

Псевдонимы брали еще проститутки — например, Мими, Коко, Пипи, Ляля и т.д., чтобы скрыть свое настоящее имя, т.к. они понимали, что занимаются не очень приличным делом.

Вот военачальники и военные вообще псевдонимов не брали, как правило.

Приведенный Ольшанским пример Бронштейна-Троцкого, за что я и оказался неучем, некорректен. Впрочем, это типичное передергивание для подобных Дм. Ольшанскому. Заметьте, никаких эпитетов.

Троцкий был прежде всего революционером. А вот у них, революционеров, псевдонимы были в большой моде. В целях конспирации, прежде всего, да и артистизма им хотелось.

Далеко ходить не надо. Тот же житель Мавзолея Ульянов-Ленин.

Ольшанский мог бы привести другой пример – генералиссимуса Сталина-Джугашвили. Но и Сталин – это псевдоним скорее революционера, чем генералиссимуса и руководителя страны.

Эти псевдонимы вписаны не только в документы их носителей, но и в историю.

А Гиркин пока Гиркин, и для меня Гиркиным останется. Как хочу – так и называю.

Инфантилом, с детства не наигравшимся в войну, патологически ее любящим. И псевдоним, или прозвище, у него тоже военное. Это же он себе выбрал – Стрелков. Так дети себе придумывают прозвища, играя в футбол: «чур, я буду Пеле», «а я Месси», «а я Аршавиным».

А Гиркин — он Гиркин и есть. Для меня, во всяком случае.

Будьте здоровы, и держите себя в руках.

И картинки вам, как обычно.

1336154

1336156

1336158

1336160

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"