Виктор Шендерович, О национальной гордости и пармезане

Маргарита Симоньян сделала презрительный выговор Западу.

С презрением в этом тексте все обстоит очень хорошо, эмоциональный подъем вообще на твердую пятерку, а уж по части традиций правительственной журналистики – Генрих Боровик должен разрыдаться от счастья: его дело не пропало, выросли, встали на крыло наследники стиля… «Ваши госдепы и вашингтонпосты» — какая чистая забытая красота! А уж народ, который сплотился в один на все готовый кулак — это даже не Боровик, это уже ранним советским стилем пахнуло…

Всем, короче, хорош текст М. Симоньян, кроме одного: он глупый очень. Глупый — по нескольким причинам, но прежде всего, конечно, из-за комического несоответствия корреспондента и адресата.

В записных книжках Ильфа — папа римский отрекся от престола, узнав, что ему собирается нанести визит Иванов. Выволочка западной общественности в исполнении Маргариты Симоньян — сюжет того же порядка, только уже не шутка гения, а наша убогая реальность.

Бойкая журналистка, ничем не запомнившаяся, кроме этой бойкости и готовности к любому номенклатурному позору, выскочив, надавала пощечин миллиарду людей от Ванкувера до Сиднея — людей, определяющих облик современного мира, изобретших все, на чем эта Симоньян ездит и пишет, что носит и ест…

Тот медицинский факт, что никто из этого миллиарда так и не узнает о своей виртуальной битве с главой «Раши Тудей» — ни тудей, ни туморроу, никогда… — только добавляет ей азарта. Она ж не настолько глупа, чтобы этого не понимать. Текст-то адресован — нам.

Ну, нам его и анализировать.

И констатировать не просто глупость, а глупость с отягчающими обстоятельствами: наглую, с нахрапом. Ибо г-жа Симоньян, надменно советующая Западу «почитать, что ли, историю», — сама по этому предмету ни в зуб ногой.

Иначе она знала бы, какую труху обнаружило под собою предыдущее единство партии и народа, чем закончился на прошлом витке этот тупой изоляционизм, эта раздутые ноздри, вся эта «национальная гордость», все эти гневно сжатые кулаки…

Вот хоть почитала бы действительно газеты за свой год рождения.

А кончилось это тем, что нерушимый блок коммунистов и беспартийных в едином порыве штурмовал полупустые продовольственные магазины, а нынешний пахан, вместе с товарищами по работе, втихую слинял с Лубянки и переквалифицировался в демократы, чтобы не повесили по случаю.

Берег себя для г-жи Симоньян и прочих беспамятных.

Вот и все народное единство.

А правым в ту пору, ну надо же, оказалось маргинальное меньшинство – еще не «фейсбучное», конечно. Правыми оказались те, кто предупреждал о последствиях изоляционизма и бараньего упорства на пути в исторический тупик. Правы оказались диссиденты и изгои, «пятая колонна» — те, кто говорили от своего имени, а не от имени большинства, как номенклатурные выскочки всевозможных размеров.

Со вкусом у выскочек, как правило, полный порядок: отдельную радость в этом смысле доставил тезис «русские не сдаются» (особенно сильный в устах г-жи Симонян). Запад, пишет она, своими санкциями «включил» в нас этот экстремальный режим…

И это уже не глупость, а подлость, ибо этот тезис — чистой воды подлог.

Режим «русские не сдаются» — не иллюминация: его не включают вручную. Включается он в трагические моменты истории, и это всегда моменты исторической правоты!

Именно высшая правота — и только она — включает этот режим. И тогда «дубина народной войны» гвоздит французов, и генералы вермахта поражаются самопожертвованию советских воинов…

Это происходит в дни противостояния (любой ценой, включая собственную жизнь) иностранному нашествию.

Но сегодня государство-интервент, государство-агрессор —– именно Россия. Это географический факт, с которым ничего не поделать ни Чуркину, ни Лаврову, ни коллективу Останкино… И коль скоро Маргарите Симоньян так близки военные ассоциации, ей стоит наконец отдать себе отчет, что она работает средней руки начальником в ведомстве доктора Геббельса.

И напоследок — о забавном.

В тексте этой раздухарившейся начальницы — в перечне вещей, от которых нам придется отказаться во имя нашей невъе…нной национальной гордости — дважды прозвучало слово «пармезан». Это некстати сработало ущемленное подсознание: пармезана-то россиян лишил не Запад, а лично Владимир Владимирович Путин, твердо решивший назло батьке отморозить палец.

Но Симоньян, взяв фальшивое верхнее «ля», держит его до упора: «Говорили вам, что никаким пармезаном эту нашу наследственную нелюбовь оправдываться и сдаваться не перешибить?»

Говорили, говорили. Кричали в ухо и пальцы раскидывали. А потом закладывали черту душу и вступали в партию, чтобы в составе какой-нибудь несгибаемой делегации попасть за бугор и там наесться, снаружи от Продовольственной программы.

А вот оправдываться мы не будем, это правда. Чай, не немцы. И сдаваться не намерены — ни здравому смыслу, ни историческому опыту.

Великий Станислав Ежи Лец по этому поводу говорил: некоторые не видят разницы между онанизмом и верностью себе…

Оригинал

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

5.00 avg. rating (100% score) - 1 vote
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"