Владимир Осин, Может ли быть народовластие без власти Конституции?

Полагаю, что нет.

Анализ развития страны за последние 20 лет удостоверяет, что единственному источнику власти в России, многонациональному народу,  ограничили осуществление его контроля за теми, кого он избрал во  власть.

Да, по Конституции (ст.3), народ может осуществлять свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Высшим непосредственным выражением власти народа является референдум и свободные выборы.

Это  означает, что полномочия для осуществления государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) в нашей стране должны исходить от народа, через его свободно выраженную волю.

А происходит ли это на самом деле?

Кого из депутатов Государственной Думы и Федерального Собрания народ России непосредственно избрал?

Спросили ли народ о том,  кто будет  осуществлять исполнительную власть в стране?

Какое участие принял народ в формировании судебной власти в стране?

Ответ – НИКАКОГО.

Тогда  что же это за источник власти в России, если без его воли формируется государственная власть в стране?

Конечно, ежедневная работа на федеральном уровне, уровне субъектов Федерации, решение местных вопросов требуют образования постоянно действующих органов государственной власти и местного самоуправления.

Но, будучи избранными  эти органы,  они сразу становятся неподконтрольными населению страны.

Об этом свидетельствуют тысячи  обращений к главе государства и в СМИ.

От чиновного произвола люди не могут найти нигде защиты.

А как может иначе, если в стране нет механизма  судебной защиты?

Конституция (ст.46) утверждает, что каждому гарантируется судебная защита  его прав и свобод.

Но даже Генеральный прокурор России Ю. Чайка вынужден публично признать, что в стране осуждено незаконно более 14 000 человек и судами незаконно арестовано, около 5 000.

Конституция  также утверждает, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц  могут быть обжалованы в суд.

Но правоприменительная практика убеждает, что крайне редки случаи получения положительного решения по жалобе на органы власти и должностных лиц.

Избранные во власть всячески пытаются ограничить это конституционное требование.

Так, совсем недавно законодательная власть приняла закон, который существенно ограничивал права граждан на судебную защиту, а гарант Конституции России, подписал и обнародовал его.

Однако Конституционный Суд России был вынужден признать не конституционность такого Закона. Его действовавшие нормы мешали ряду граждан подавать кассации в Верховный Суд России   http://rapsinews.ru/judicial_news/20140325/271004905.html .

Конституция (ст. 50) утверждает, что не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Из этого следует, что суд обязан исследовать и проверить КАЖДОЕ доказательство на предмет законности его  получения.

Чтобы обойти это конституционное требование в УПК РФ (глава 40) был введён особы порядок судебного разбирательства.

При таком порядке судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу.

Однако в ст. 316 УПК РФ указывается: «Если судья придёт к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор…».           

Вдумайтесь только в то, что записано в законе: «не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу» и «подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу».                                                

Где и когда судья может прийти к выводу об обоснованности обвинения и подтверждения его доказательствами, если он не проводил исследование и оценку собранных по делу доказательств во время судебного заседания?

 Председатель Верховного Суда России В. Лебедев утверждает, что в прошлом году российские суды рассмотрели уголовные дела в отношении около 1 млн. 7 тыс. человек. При этом 62% дел были рассмотрены в особом порядке, то есть преступники сами признавали свою вину. http://www.gazeta.ru/social/2014/02/11/5901105.shtml .

Однако он не указал, что при  таком осуждении не  исследуются и не проверяются доказательства, положенные в основу обвинения. Осуждают на одних только признательных показаниях подсудимых, что ст. 49 и 50 Конституции, а также ч. 2 ст. 77 УПК РФ ЗАПРЕЩАЮТ. 

Как эти «признательные» показания нередко добываются, хорошо описал И. Гамаюнов в очерке:  «Человек на коленях*». Кто остановит пыточный конвейер следствия, вынуждающий задержанных брать на себя чужую вину»  http://lgz.ru/article/-19-6462-14-05-2014/chelovek-na-kolenyakh/      .

Да и по делу мэра Махачкалы, Саида Амирова этот произвол описан в подробностях http://versia.ru/articles/2013/nov/18/delo_saida_amirova .

Конституция (ст.22) утверждает, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению.

А это значит, что суд исполнит все законодательные требования, предусмотренные при заключении обвиняемого под стражу.  

Прежде всего, суд проверит, обоснованность предъявленного обвинения, т.е. его ПРИЧАСТНОСТЬ к преступлению, в котором его обвиняют на данный момент.

При этом никакого предрешения о виновности обвиняемого  происходить не может. Судом должна проверяется только законность предъявленного на данный момент обвинения. И ничего более.

Статья 175 УПК РФ предоставляет в ходе предварительного следствия неоднократно изменять предъявленное обвинение.

В соответствии со ст. 171 УПК РФ привлечь в качестве  обвиняемого можно ТОЛЬКО при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления.

Вот наличие этих «достаточных доказательств» суд и обязан проверить, прежде, чем выявлять обстоятельства, дающие основания для заключения под стражу.

Как 40 лет практикующий юрист могу утверждать, что никогда суд при избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, не проверяет «наличия достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления». 

Об этом красноречиво говорит дело активистов «Гринпис», что обвинили в пиратстве, а суд, избирая им меру пресечения в виде содержания под стражей, даже не проверял, законность этого абсурдного обвинения.

Таким образом, в стране, арестовывают тысячи людей, не рассматривая вопрос об их ПРИЧАСТНОСТИ к инкриминируемым им деяниям во время решения вопроса об аресте или заключении под стражу.

Может ли  единственный источник власти в стране, многонациональный народ России, влиять на такую деятельность государственной власти? 

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"