Алёна Попова, Кто виноват и Что делать?

Выборы закончены. Обработано 100%
протоколов. Мосгоризбирком вчера официально утвердил итоги голосования (http://bg.ru/817/).
Мой результат по 9-му округу – четвертое место с чистым рейтингом 8,99%.
Без
скандалов, партийного ресурса, больших денег на предвыборную кампанию. Конкурировала
я не с конкретными кандидатами, а с партийными брендами. Между ними и
распределилась первая тройка мест. Впереди ЕР, затем «Яблоко» и на третьем
месте — КПРФ.

Средний результат по городу кандидатов от партии «Единая
Россия»
составил около 45,47%, КПРФ — 20,09%
,«Яблока» — 12,05%.
В итоге картина распределения голосов такова: 28 мандатов
получают кандидаты от «Единой России», 10 — самовыдвиженцы, поддержанные
«Единой Россией». То есть всего за партией власти – 38 мест. Пять мандатов ушло
КПРФ, по одному – «Родине» и ЛДПР. При этом в четырех из пяти округов, где победили
коммунисты, не было кандидатов от «Единой России». То есть борьба отсутствовала.
Хотя одним из победителей стал выдвинутый коммунистами Андрей Клычков, который в
жесткой борьбе обыграл префекта ЮВАО Зотова. Он активно работал в МГД и
совершенно заслужено получил поддержку людей.

Фактически мы получили не выборы конкретных депутатов в МГД,
а провели очередное исследование на тему, какой процент может собрать та или
иная партия в 2014 году. Представители экзит-пул отмечали, что на выходе 90%
избирателей не смогли вспомнить имя кандидата, за которого отдали голос, и
называли лишь партию. То есть личные рейтинги представителей «Яблоко», ЕР и
КПРФ в реальности гораздо ниже полученных цифр. К примеру, в нашем 9-м округе
кандидата от КПРФ Сидорова вообще никто не знал. Видя результат Мельникова на
выборах мэра (10,68%), где мобилизация партийного электората должна была быть
активнее, видя работу Зюганова-младшего в соседнем 8-м округе (Зюганов вел активную
кампанию, проводил массу встреч) по сравнению с которой Сидоров
фактически кампанию не вел (в некоторых районах округа была лишь частичная
расклейка), высокого результата у КПРФ вряд ли кто ожидал. Вопрос: откуда
у Сидорова плюс 7% к результату Мельникова (это третье место) при отсутствии
кампании в округе? 

Во-первых, сработал бренд КПРФ и низкая явка, при которой
пришли одни пенсионеры. Во-вторых, что интересно, рейтинг КПРФ взлетел за 2
часа (с 16 до 18) — особенно на участках 400 (там голосовали сотрудники МВД) и
469 (голосовали сотрудники ГРУ), а также на участках, где традиционно живет актив
КПРФ. Кроме того, коммунисты взяли высокий процент там, где Сидоров
присутствовал лично на подсчете голосов.

То же самое и с «Яблоком». В некоторых районах нашего округа
партия электорально сильна – там живет партийный актив. Об этом говорят цифры.
Кандидат от «Яблоко» неслучайно победил единоросску Ильичеву на двух
участках:  УИК 470  (171 против 122 голоса) и УИК 438 (160 против
129 голосов). На этих же участках год назад на выборах мэра Москвы Сергей
Митрохин получил более высокий результат, чем в среднем по городу – около 5%
против 3,5% по Москве. Так что высокий результат «Яблока» – это не результат
кандидата, а результат партийных брендов.

Не могу не отметить высокую агрессивную мобилизацию» Яблока»
как партии во время финальной недели: это платные эфиры на радио, огромное
количество пикетов, плюс выпуск агитационной полиграфии в больших количествах.
Как я понимаю, в последние две недели «Яблоко» сделало значительные финансовые
вливания в кампании своих кандидатов.

Какова бы могла быть наша стратегия победы? Было два возможных
варианта. Первый (спорный вариант) – это поддержать кандидата от «Яблока». Средний
рейтинг партии в Москве – 12%. В тех округах, где кандидаты хоть как-то
известны, партийный рейтинг (12%) накладывался на личный рейтинг кандидата
(около 5%). В итоге электоральный потолок партии составил 18-19%. Электорат
КПРФ и СР не стал бы поддерживать кандидата от «Яблока» — они идеологически
противоположны. А с результатом 19% «Единую Россию» не одолеть, поэтому такая
схема, скорее всего, была бы нерабочая.

Второй вариант. Я говорила еще до сбора подписей, что
победить мы сможем, только объединившись вокруг единого кандидата. Аналогичная
ситуация была на выборах мэра в Новосибирске. Это позволило бы получить Думу с
качественно иным составом и балансом сил. Однако партийные кандидаты, как
показали выборы, практически не имеют собственного рейтинга в отрыве от бренда
партии. Поэтому объединение вокруг них было бы не эффективно. Нужно было
объединяться вокруг непартийного кандидата. В моем 9-м округе баллотировались
три самовыдвиженца: Пономарев, Гусенков и я. Пономарев и Гусенков не вели
никакой предвыборной кампании и имели низкий рейтинги в районе 4%. В то же
время мой личный рейтинг, без партийных примесей, составил почти 9%. Его можно
было бы сплюсовать с рейтингом брендов КПРФ, СР и «Яблоко».

Я предлагала Кузнецовой от СР выбрать тактику единого
кандидата, так как мой рейтинг выше ее с учетом даже рейтинга бренда партии. Тогда
бы ее 4% (с учетом потери при перетекании) прибывали бы к моему чистому
рейтингу +3%. Говорила с КПРФ о едином кандидате. Понятно, что ни та, ни другая
партия не снялись бы друг под друга. А вот под независимого кандидата — вполне возможно.
Вместе с КПРФ и СР можно было бы реализовывать единую программу хотя бы по ЖКХ —
самой больной теме. Вместе бы мы могли получить около 27% (с потерями при
перетекании). А если бы еще и «Яблоко» подключилось (а мы вели кампанию,
зеркальную ЕР и, таким образом, снизили процент партии власти в пользу
«Яблока»), то вышло бы 43%! Это была бы победа на 100%.

Минусы и плюсы моей
кампании

Минусы лично нашей кампании следующие — это низкая итоговая
мобилизация нашего актива, хотя мы объективно приложили все усилия для
обратного. Я получила 3385 голосов, несмотря на то, что подписей за мое
выдвижение удалось собрать более 5 тыс. Конверсия подпись-голос оказалась
крайне низкой. Есть тому объяснения: люди подписывались, чтобы на избирательном
участке у них был выбор. Но в итоге многие вообще не пошли голосовать. В общем,
подписи ставили летом, а 14 сентября либо дома не оказались, либо пошли
голосовать, но не дошли.

В принципе, это и мне урок: надо больше работать на мобилизацию.
К слову, у нас в штабе каждые два дня был так называемый «час кандидата». Я
сама лично делала обзвон всех тех, кто нам оставил вместе с подписью свой номер
телефона.

Но тут мне еще надо изучить ситуацию и понять, почему такой
низкий процент явки оказался именно среди подписавшихся. Многие мне лично
позвонили после выборов и сказали, что «так и знали, что выборов нет и
победит ЕР». Но переубедить их – должна была быть задача нашей кампании, конечно.
Тут я готова выслушать советы, как стоило бы вести себя независимому кандидату,
который не располагает большим партийным активов. В нашем округе, повторюсь,
шла борьба не кандидатов, а партийных активов. Это тоже для меня урок и тема
для изучения.

Социология рейтингов кандидатов, на которую мы
ориентировались, не учитывала привод на участки сотрудников ГРУ, МВД вместе с
их семьями. Не учитывала и административный ресурс: подарки пенсионерам за
голосование. Сейчас я попросила сделать повторную социологию, обзвонить людей
по выборке с вопросом – ходили ли они голосовать и если да, то могли бы назвать
фамилию кандидата, за которого голосовали?

В чем еще
наш минус. На информационном плакате не было строчки про нашу совместную
программу действий по ЖКХ с Галиной Петровной Хованской, председателем комитета
по жилищным вопросам в Госдуме. Это крайне негативно сказалось на моем результате,
потому что небольшая часть людей, не определившихся, хотела видеть кандидата,
который займется темой ЖКХ. Отсутствовала эта строчка по одной причине: у
меня в день заседания комиссии не было удостоверения помощника депутата
Хованской,  так как Дума была на
каникулах. Хотя мы изначально понимали, что в округе ЖКХ  — самая больная тема. Плюс, очевидно, что
против партийного ресурса (любого) нужно бороться, имея сильнейшего человека по
ЖКХ — Хованскую. 

Сказалась
также наша «недоресурсность»: не хватало сил и средств, чтобы в отсутствии этой
строчки донести до людей информацию про наши конкретные дела в ЖКХ. Это сложно
было и в результате активной зачистки нашего тиража печатной продукции (газеты,
листовки). Срок жизни газет (пока их не зачистили штабы конкурентов или чаще
уборщицы и дворники) составил от 20 минут до часа. В то же время могу отметить
эффективную работу колл-центра, наших встреч с избирателями.

Работа
наших пикетов позитивно сыграла на мою узнаваемость. Мы выставляли палатки с
телевизорами, там транслировались наши ролики, обращения людей, раздавались АПМ
и собирались подписи за проверку безопасности метро. Но к мобилизации людей это
не привело.

Минус был
еще и в том, что интерес к выборам был крайне низкий, а разочарование в них
среди населения крайне высоким (чтобы не обобщать, я говорю о нашем округе).
Это, в числе прочего, стало результатом работы Навального, в том числе сработал
его призыв к бойкоту выборов. У меня лично Навальный отнял не много: мой имидж
среди активистов Навального не меняется в принципе, и цели его поменять не
стояло. А вот у «Яблока» — отнял. Кандидату от партии к своему личному рейтингу
в 5%, среднему рейтингу партии по городу в 12%, при поддержке Навального могло
прийти еще 10-12% голосов. Тогда бы это была победа.

Хотя
актив Навального и так работал отлично на кампании «Яблока». Во многом именно
благодаря этим людям была организована работа кандидата в моем Хорошевском
районе, особенно в среде активистов Березовой рощи и части актива, живущего на
Куусинена. Навальный еще на выборах мэра набрал по нашим районам округа высокий
процент и мог бы, поддержав кандидата от Яблока (даже в условиях крайне плохой
ситуации с Янкаусосом, Ашурковым, Ляскиным и другими яркими фигурами команды
Навального), обеспечить звездную победу кандидату от «Яблока» хотя бы в
отдельно взятом 9-м округе. 30% Навального могли быть конвертированы в 12-15%
электората, как я уже сказала. Но Навальный призвал бойкотировать эти «не
выборы» и тратил время не на то, чтобы привести к победе хотя бы одного члена
коалиции «За Москву», а на то, чтобы доказать, что я «мурзилка».

Еще одна
важная тема. Для борьбы с негативом нужны СМИ: обычно они или дружественные,
или пишут за деньги. Большая задача — не только иметь пул своих СМИ, но и
располагать выходами на медиа-поле федерального уровня, иметь возможность
формировать информационные поводы. Мы выбирали между двумя стратегиями
кампании: «работа в поле (дворовые встречи и отработка наказов) и «скандальная
активная медийная кампания». В итоге выбрали первое, решив, что так мы отнимем
больше голосов среде избирателей именно ЕР. Забрать процент голосов у партии
власти с помощью медиа было крайне маловероятно, учитывая админресурс, которым
она располагает. Скандалы, связанные с кандидатами ЕР, в СМИ практически не
фигурируют.

Плюсы
этих выборов для меня: за очень небольшие деньги была проведена кампания,
сформирован актив и группы влияния (ТСЖ, ЖСК, ГСК), включающие от 30 до 1500
человек.

Я
отношусь к своему личному результату крайне положительно: он выше, чем у
Митрохина (3,51%) или Левичева (2,79%) на прошлогодних выборах мэра и почти
такой же, как у Мельникова (10,69%). Думаю, сравнение тут корректное, так как
выборы мэра — это все-таки выборы персоналий и программ, нежели партий (хотя
тут тоже, конечно, спорный вопрос). Могу сказать, что спекуляции на тему того,
что я выступала как кандидат-спойлер — несостоятельны. Ибо совершенно точно мой
личный рейтинг оказался выше рейтинга всех остальных кандидатов.

Подводя
итог выборов, хочу сказать огромное-огромное спасибо всем волонтерам,
работающим на кампании. Всем, кто старался и верил. Всем, кто понимал и знает
мое стремление даже в условиях, когда ничего невозможно сделать, идти вперед.
Всем, кто сейчас переживает и говорит, что наш результат в принципе не мог быть
таким низким. Всем, кто стал моими коллегами по ЖКХ. Всем, кто боролся. Я могу
оценить свои личные первые выборы (выборы Алены Поповой, а не кандидата от
какой-либо партии), как умеренно успешные.

Мы
получили огромное количество наказов. Считаем, что их все теперь просто обязан
выполнить кандидат, набравший наибольшее количество голосов в округе. Поэтому
наказы по ЖКХ мы отправляем в общественные приемные депутата и ждем конкретных
поправок на уровне Госдумы и МГД. Я бы создала некую общественную группу,
которая бы контролировала, насколько добросовестно кандидаты, прошедшие в Думу,
будут исполнить наказы жителей округа.

Сейчас мы
обсуждаем, насколько эффективна будет данная стратегия, учитывая, что в нашей
команде председатели самостоятельных ТСЖ, ЖСК, у которых масса вопросов к
Управляющим кампаниям по их деятельности и масса вопросов к власти по принятым
законам. Безусловно, мы продолжим работать по теме ЖКХ — это и вопросы управления
социальной инфраструктурой, и уборки территорий, энергоэффективности. Безусловно,
мы продолжим заниматься темой города без опасности и города для мам.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"