Караваева Елена, Соцработники сделали выборы. Что им за это будет?

 Утром 14 сентября в соцсетях появилась информация о том, что заявления избирателей, пожелавших проголосовать на дому, заполнены до того дня, когда бланк этого заявления был рекомендован законодателями.
  Информация подтвердилась. И даже усугубилась. В свидетельствах недостатка нет.
  В прошлом году голосование вне помещения для голосования (так это называется официально) осуществлялось по составленным соцработниками в произвольной форме списках подопечных. Что является грубым нарушением закона. В этом году 21 августа МГИК утвердил пакет документов. Все комиссии, которые в качестве члена ТИК с правом совещательного голоса обошла я, строго придерживались рекомендованной документации. Абсолютное большинство заявлений, добросовестно включенных в реестр для голосования на дому, были составлены и подписаны в начале августа.

  Члены первой же комиссии были поставлены в известность о недопустимости использования таких заявлений. Председатель УИК бросился звонить главе Управы (при чем тут Управа?), заместитель — в ТИК. Правомочность моих требований подтвердили. Я предложила при голосовании на дому просить избирателей заполнить заявления заново.
  Оказалось, что справиться с этим мне не под силу. Комиссии стали в спешке переписывать заявления. Одни переписывали ту его часть, которую заполняет соцработник, заверяя своей подписью. То есть подделывали подпись соцработника. Другие оставляли эту часть заявления незаполненной, как будто обращение было устным, от самого избирателя. В таком случае оказывался нелегитимным ранее составленный реестр, в который были включены заблаговременно принесенные заявления с указанием данных о соцработнике. Третьи стали править даты. Корректировка бросалась в глаза. Четвертые заявили, что им позвонили из ТИК и сказали оставить все, как есть.
  Оказалось, что соцработники, которым пришлось переписывать заранее собранные заявления в новые бланки, второй раз по этому поводу своих подопечных беспокоить не стали, а просто расписались за них — кто как смог. А может, и в первый раз изображали подписи избирателей самостоятельно? Подписей на лицевой стороне заявлений, совпадающих с подписью на оборотной — там, где избиратель в день голосования расписывался за полученный бюллетень — было очень мало. Преобладали вот такие.Фото0084
  На одном из участков я спросила, почему все заявления заполнены одним почерком, но данных о соцработнике нет. Мне ответили, что избиратели были не в состоянии понять, что происходит, тем более, заполнить заявление. Поэтому пришлось заполнять членам участковой избирательной комиссии. Последнее незаконно.
  Во многих случаях без соцработников процесс голосования состояться не мог.
Я приду1

  Впечатлениями от участия в голосовании вне помещения для голосования уже поделились многие.
«Ну давайте проголосую я за Бабкину, а то ведь обещала своему соцработнику». 
«Кто-то там сверху напряг соцработников, так они теперь с учетом скандала на выборах мэра со списками собесов, заставляют стариков писать заявления на то, что хотят проголосовать, и потом весь день названивают, чтоб те проголосовали. У одного старика в итоге вызвали скорую, еще одна старушка была близка. Один послал, не открывая дверь. Еще одного не было дома, так собесовец перезвонил в наш УИК и потребовал, чтоб вышли к этому старику, чтобы он проголосовал, когда вернется.»
«На нашем участке 40 человек, это около 10% проголосовавших. Вопрос в скотском отношении к людям.»
«Это давление на избирателя в день голосования. Каждый волен голосовать или всех послать, а старикам не дают этой воли.»
«У нас 30 надомников. Несколько человек сообщили, что соцработник заставлял писать заявление».
«У нас соцработники поведали, что готовили контингент полгода к этим выборам. И что им (соцработникам) начальство «ногу отрежет», если не обеспечат «явку».
«У нас тут одна сама позвонила в наш УИК и устроила истерику, что два её старика не проголосовали — один отказался, второго дома не оказалось.»
«Многие меня пытались убедить, что это мы (члены избирательных комиссий) им по много раз звонили и уговаривали голосовать. У нас был один случай отказа. Пенсионерка не открыла и сказала, что она предупреждала соцработника, что голосовать не будет. А заявление в итоге от неё поступило.»
«Старики все понимают. Но соцработники им нужны. А соцработникам нужна работа.»
  Вот такие честные-пречестные  выборы. Впрочем, виноваты мы сами. Соцработники вложили только 10% в копилку победителей, остальное — те, кто не пришел.
 И стариков своих не забывайте.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"