Всеволод Сазонов, Борьба с офшорами. Запрет на участие в госконтрактах и ужесточение уголовной ответственности

Первые
поправки в законодательство, касающиеся деофшоризации, поступили в Госдуму РФ 8
сентября 2014 года. Пакет антиофшорных законов готовился депутатами около 9
месяцев и  исполняет пожелание Президента
РФ, высказанное в Послании Федеральному Собранию в декабре 2013 года. Закон
представляет собой перечень поправок к уже существующим законам в части
ужесточения контроля и отказа в господдержке российскому бизнесу, использующему
офшорные компании. В июне 2014 года на совещании Премьер-министра с членами
бюро правления РСПП была согласована возможность поэтапного введения поправок в
законодательство, касающееся деофшоризации и возвращению капитала в Россию. С
2015 года требование платить налог на нераспределенную прибыль контролируемых
российскими собственниками офшорных компаний будет распространяться только на
физических лиц, штрафы и пени за его неуплату введут только с 2017 года.

«Вывод
капиталов из России через офшорные зоны достигает внушительных размеров: за 20
лет из Российской Федерации выведено более 800 млрд. долларов. В настоящее
время большая часть крупных и мелких российских предприятий использует офшорные
зоны в своей деятельности. Например, только на Кипре зарегистрировано более 170
тыс. российских компаний.

Использование
офшорных компаний российским бизнесом причиняет огромный вред интересам
Российской Федерации. Поэтому российские организации, использующие схемы
агрессивной минимизации налогообложения и зарегистрированные в офшорных
юрисдикциях, не должны пользоваться мерами государственной поддержки, в том
числе получать кредиты Внешэкономбанка. Также этим организациям должен быть
закрыт доступ к исполнению контрактов с государственным участием». Это фраза из
Пояснительной записки к законопроекту «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации» или так называемому антиофшорному
закону фактически раскрывает суть двух основных законодательных инициатив:

·     
запрет
на участие в госконтрактах тех компаний, которые не раскрыли информацию о своих
владельцах и не получили российскую регистрацию.

·     
запрет
Внешэкономбанку, который выполняет функции корпорации развития, на выдачу
бюджетных кредитов организациям, которые не являются резидентами российской
экономики.

Также в
 Федеральный закон от 8 августа 2001 года
№ 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей» внесены поправки, предусматривающие обязанности компаний
раскрывать сведения о контролирующих лицах своих учредителей.

Во
время кризиса 2008–2009 годов ВЭБ оказывал активную финансовую  поддержку компаниям, в их числе были и такие,
бенефициары которых были прописаны в офшорах.

Представляется
вполне разумным и обоснованным оказывать помощь российским компаниям с
российскими бенефициарами. 

Трудно
подвергнуть критике и запрет на участие в госконтрактах компаний, не раскрывших
информацию о своих владельцах. Таким образом, компания, получившая прибыль от
участия в государственном контракте, оплатит налоги согласно законодательству
РФ в казну своего государства, и деньги, полученные от господряда, будут
работать на экономику России.

Неоднозначное
отношение вызывают изменения в Уголовном законодательстве, также представленные
на рассмотрение в Госдуму.

Статья
199 Уголовного Кодекса Российской Федерации запрещает под угрозой уголовного
наказания уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организаций. Ответственность
по этой статье наступает только в случае фальсификации отчетности. Создатели
закона  хотят также внести в нее такие
признаки преступления, как использование подставных компаний и офшоров для
снижения налоговой нагрузки.  В
пояснительной записке к закону такие способы уклонения от налогов, как
использование подставных юридических лиц (так называемых «технических фирм»), а
также  использование компаний,
зарегистрированных в низконалоговых (оффшорных) юрисдикциях  указываются как наиболее опасные и
причиняющими максимальный ущерб государству! 
Также говорится о том, что в схемах уклонения от налогов используются
возможности и ресурсы банковского и финансового сектора. А поскольку система
внутрибанковского контроля не позволяет организованным преступным группам вести
свою криминальную деятельность без уведомления и согласия руководящих и
исполнительных органов банковских и финансовых структур – то эта деятельность
осуществляется с их согласия.

Существующий
УК (ст. 104.1. УК РФ) не предусматривает конфискации средств совершения
преступления, если они не принадлежат обвиняемому. Предлагается «внести в
Уголовный Кодекс Российской Федерации изменения, позволяющие применять
конфискацию орудий, оборудования и иных средств совершения преступления,
принадлежащих не только обвиняемым, но и иным лицам, в том числе юридическим —
уведомленным о характере использования их имущества, для юридических лиц — в
лице их управляющих (исполнительных) органов». То есть имущество может быть
конфисковано у иных юридических либо физических лиц, которые, по мнению
следствия, способствуют незаконной деятельности обвиняемого лица.

Введение
такой законодательной нормы представляется спорным. Каким образом можно
конфисковать имущество у юридического или физического лица, если оно не
является виновным в совершении преступления? Это противоречит самим основам
законодательства. Только в случае доказанного обвинения в пособничестве
представляется законно возможным конфисковать имущество организации и ни в
каком ином случае.

Нововведения
в УК РФ в части борьбы с уклонением от налогов, безусловно, служат благим
целям. Однако, при грамотном и профессиональном применении уже существующих
норм закона, при кропотливой и выверенной работе следствия по сбору надлежащей
доказательной базы, нет необходимости в таких изменениях законодательства, как
конфискация имущества у третьих лиц. В мировой практике в принципе нет норм, в
которых предусмотрена конфискация имущества не у самого обвиняемого, а у
третьих лиц. Подобные не очень хорошо продуманные законодательные инициативы,
наделяют следственные органы «сверх полномочиями» и несут серьезные предпосылки
к коррупционным проявлениям.

И в
заключение хочется сказать несколько слов об офшорах. Законодательством не
запрещено регистрировать компании в офшорных зонах. Офшорные территории,
собственно говоря, и существуют для минимизации налогообложения.

Желательно,
чтобы также принимались законодательные инициативы по повышению
привлекательности российской юрисдикции для инвестирования и ведения бизнеса,
чтобы в нашей стране появились такие
условия, при которых представители бизнеса шли регистрироваться и работать в Российскую
Федерацию. А это гораздо сложнее, чем принимать пакеты запретительных и
ужесточающих законодательных мер.

Источник: «Эхо Москвы»
Опубликовано автоматически, мнение администратора сайта может не совпадать с мнением автора.

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes
comments powered by HyperComments

Рубрика: "Эхо Москвы"